Нил Джордан



Бог - величайшее воображаемое существо всех времен. Наряду с общей теорией относительности Эйнштейна, изобретение Бога, вероятно, величайшее творение человеческой мысли!
 
Романист и режиссер Нил Джордан представляет собой, по мнению многих критиков, ирландскую версию Терри Гиллиама — в его работах удивительным образом сочетается реальность и выдумка, темы проклятия и освобождения, бессмертия и бесконечности… Многие из фильмов Джордана уже стали классикой — это и “Мона Лиза”, и “Чудо”, и “Интервью с вампиром”. Игра воображения и сказочные мотивы пересекаются с настоящим, реальным, осязаемым миром, и в каждой работе (будь то роман или фильм) Джордан по-новому смотрит на мифы и архетипы, помещая своих героев из снов и легенд в настоящее.
 
В компании с волками
 
Нил Джордан родился в Ирландии и получил образование в Рагени, Колледже Св. Павла. Позже в Дублинском университете он изучал английскую литературу и историю, что не могло не сказаться на его творчестве: имея хорошую академическую подготовку, он с легкостью цитирует легенды и мифы родной земли в каждом из своих произведений.
 
Первый роман Джордана появился задолго до его самостоятельной режиссерской работы, в 1976 году. Кинематограф узнал о Ниле, когда он стал “со-режиссером” у Джона Бурмана (классик английского фантастического кино) в фильме “Эскалибур”. Чуть позже Джордан пишет сценарий к своему первому фильму “Ангел”, сказке о музыканте, который попал в огромные неприятности. Именно там сыграл актер, с которым Нил будет сотрудничать почти во всех своих работах — Стивен Ри.
 
В 1980-х Джордан создает два фильма, “В компании с волками” и “Мона Лиза”, совершенно не похожие друг на друга и жанрово, и композиционно, и атмосферно.
 
В первой работе Джордан за основу берет сюжет сказки про Красную Шапочку и рассказы Анджелы Картер, но разветвляет его повествовательную структуру — мир современный оказывается населен беовульфами, оборотнями, принцами, сказочными персонажами, навевающими жуть на сновидца и рассказчика.
 
В обычном фильме у вас есть история с различными поворотами сюжета, которые программируются, развиваются, уходят немного от ствола, возвращаются и заканчиваются.  В этом фильме разные движения сюжета фактически являются отдельными историями. Вы начинаете с введения, а затем переходите к различным историям, связанным с основной темой, и все это строится на сказке, которую все знают. Открывающий элемент сна дал свободу двигаться от истории к истории.
 
“Мона Лиза” куда более традиционна: перед нами обычная история предательства и любви, и снова предательства, которая захватывает, поскольку на каждом новом витке ее развития обнаруживаются новые мотивы поведения главных героев (бывший мошенник, работающий на босса, босс, который следит за проституткой с целью шантажа ее высокопоставленных клиентов, проститутка, которая мечтает покончить со своим прошлым и выйти из порочного круга). Наблюдать за этим интересно, Джордану удается сохранить ритм и тайну до самого конца.
 
Взаимоотношения  персонажей в фильме интересны, потому что они по личным причинам придерживаются определенного стиля, который не очень раскрывает их сущность (Chicago Sun Times)
 
Обе картины получили высокую оценку фестивалей и выдвинули Джордана в ряд молодых и многообещающих, очень талантливых и оригинальных режиссеров своего времени.
 
Интервью с вампиром
 
Однако не “Мона Лиза” и “Волки” принесли Джордану невероятную популярность. В 1992 году Нил Джордан создает оскароносную и обласканную критиками “Жестокую игру” (фильм про солдата ИРА, который не может казнить заложника и влюбляется в его девушку), а спустя два года совместно с Warner Broth выдает свой шедевр.
 
Вы знаете, у людей есть потребность в тайне. Она есть и в моих фильмах. И мне всегда нравится делать истории о богах, монстрах и всех воображаемых существах.
 
Джордан становится режиссером фантастической готической драмы «Интервью с вампиром» по мотивам романа Энн Райс «Интервью с вампиром» (Interview with the Vampire, 1976). Роман-бестселлер Райс был написан в 1969 году и представлял собой короткий рассказ, в 1973 году он был переработан в роман, а еще год с лишним спустя издательство «Нопф» предложило писательнице $12,000 за его публикацию.
 
Студия “Парамаунт” с 1976 года пыталась экранизировать роман, но только десятилетие спустя нашелся режиссер, который смог собрать воедино несколько временных планов и масштабные по своим художественным характеристикам сцены.
 
“Интервью” рассказывает о жизни двух вампиров, Лестата и Луи, сначала в 1791, а затем и в наше время. Главные роли сыграли Том Круз, Брэд Питт и Кирстен Данст (11-летняя актриса, исполнившая роль Клаудии, подростка-вампира).
 
Действие разворачивается в наше время, когда журналист из Сан-Франциско берет интервью у человека, который называет себя вампиром. Он вспоминает о “былых временах”, пытаясь донести до своего интервьюера самую страшную правду о “вечной жизни”.
 
Этот фильм гипнотический, страшный, сексуальный, извращенно-смешной и запоминающийся; он создан таким образом, что будит в нас первобытные, глубинные страхи. (Rolling Stone)
 
Вампирская сказка вдруг обрела бешеную популярность, превзойдя фильм Фрэнсиса Копполы о Дракуле, и оказалась самым востребованным произведением о вампирах за всю историю американского кино (его посмотрели 25,2 млн зрителей) — но это, конечно, только до тех пор, пока не была снята культовая сага о вампирах “Сумерки”.
 
Нечасто можно сделать сложный, мрачный, жуткий фильм и получить на него большой бюджет. Фильмы о вампирах традиционно снимались с крохотным бюджетом, по остаточному принципу. Но студия вложила деньги в “Интервью” — я хотел сделать кино в эпическом масштабе, знаете, что-то вроде Унесенных ветром
 
Интересно, как Нил работал с актерами: он заставил преобразиться главного “летчика” американского кино, Тома Круза, в драматичного персонажа. В “Интервью” Том Круз примерил парик и хеллоуинский грим вампира Лестата. Критики были рады пройтись по “статичной игре” Круза и припомнить ему все роли смазливых пустышек; ну, а публика возлюбила актера с новой силой.
 
Лестат, как и все вампиры, — плохой мальчик, застывший во времени; роль эмоционально статична и однозначна, и не может удерживать наше внимание, если не исполнена актером с глубокими запасами тайны, элегантности и сексуальной силы. У Круза нет таких качеств. (Dallas Observer)
 
У Кирстен была другая задача: вечный подросток, обиженный на своих “создателей” за то, что она так и не станет женщиной, у Данст получился невероятно трогательным, при всей кровожадности образа.
 
Клодия — наиболее нервирующий персонаж этого фильма. "Я хочу еще немного", — говорит она, впервые узнав вкус крови. По мере того как проходят десятилетия, Клодиа становится женщиной, запертой в теле ребенка. Это пугающий и мощный характер, и полный актерский триумф Данст, которой всего двенадцать! (Rolling Stone).
 
Забавный момент: для съемок одной из сцен маленькой Кирстен пришлось целоваться с Брэдом Питтом, который был старше ее на 18 лет. В одном интервью она призналась, что это было ужасно, ведь и Брэд, и Том Круз для нее были как старшие братья. «А как же можно целоваться со старшими братьями?»
 
Исполнение Данст образа ребёнка-вампира — самое жуткое, что есть в этом фильме, и это говорит о её огромном таланте — способности передать ощущения взрослой женщины в теле маленькой девочки. (Chicago Sun Times).
 
Данст и Круз наслаждались съемками, а вот третий участник — Брэд Питт — очень страдал от того, что это “было несколько месяцев непрекращающегося ночного кошмара”: съемки проходили ночью, в ледяном Лондоне, что для Питта обернулось затяжной депрессией. Он даже хотел откупиться от контракта, лишь бы его отпустили — но студия не дала.
В итоге, фильм был номинирован на премии Оскар в двух категориях, получил БАФТА и … “Золотую малину” — за худший кинодуэт в лице Круза и Питта.
 
Конец романа
 
Худший кинодуэт в карьере Джордана был, пожалуй, только в “Интервью” — тогда как лучшим дуэтом можно назвать игру Райфа Файнса и Джулианны Мур в экранизации романа Грэма Грина “Конец романа” (которая случилась в 1999 году).
 
Как и большинство режиссеров, я не молодею. С «Концом романа» я решил, что просто собираюсь сделать то, что есть в книге, попытаться сделать ее такой, какой она должна быть, а не, например, сделать ее более «смотрибельной».
 
Два самых одаренных и разноплановых актера встретились у Нила на съемках исторической драмы: у Файнса и Мур получился страстный кинематографический адюльтер. На экране перед зрителями предстали одержимый ревностью, пылкий и нетерпимый, эгоистичный герой Файнса и полная ему противоположность отверженно-женственная и сосредоточенно-нежная Мур.
Герои Джордана, Сара Майлз и Морис Бендрикс — не просто влюбленная пара. В их отношениях всегда есть еще кто-то: муж Сары, а затем и высшие силы — ведь именно они, по мнению Сары, спасают возлюбленного. Сара бросает Мориса сразу же после его волшебного исцеления — и этот поворот сюжета заставляет зрителей признать, что фильм не о сексе, а о трансцендентности.
И я предполагаю, что именно это заставило меня снять фильм по этой книге Грэма Грина: задача изобразить человека, у которого отношения любовного треугольника  на самом деле превращается в четырехугольник, а одна четверть никогда не раскроется. Мой фильм не про сексуальность — а про бесконечность. Про опыт, который открывается женщине, молящей о спасении возлюбленного на коленях, у его тела… О ее времени и решении. И о том, что она не может вернуться после переживания к бывшей своей жизни.
Картина проникнута безумной любовью героев, актеры и режиссер сделали чувства осязаемыми и реальными.
Мне нравятся истории о крахе рациональности, истории, которые приводят персонажей к точкам, где разумные решения более не являются адекватными, или когда они сталкиваются с чем-то, что не имеет объяснения из прошлого.
 
Завтрак на Плутоне
 
В 2005 году Нил Джордан выпускает удивительную мелодраму или трагикомедию с участием соплеменника, Киллиана Мерфи. Эта лента - экранизация романа 1998 года “Завтрак на Плутоне”. Если коротко, она рассказывает в нескольких главах о путешествии и становлении героя / героини, которая ищет любовь и наконец обретает ее.
 
Главную роль Мерфи надеялся сыграть еще с тех пор, как впервые было организовано прослушивание в 2001 году. Однако у режиссера фильма, Нила Джордана, не было средств на съемки. Четыре года Джордан ждал момента, когда финансирование наконец найдется, а Мерфи не позволял ему забыть о замысле и том, что именно он должен сыграть главную роль.
 
Киллиан был не совсем известен, но на кастинге устроил потрясающий спектакль. Проблема была в том, что после этого он так и не оставил меня в покое. Каждый раз, когда мы встречались, он спрашивал: “Ну и когда мы начнем снимать?”

Наконец в 2004 году желание Мерфи сбылось: Джордан получил финансирование на 10-недельные съемки фильма, главным героем которого должен был стать… урод...
 
Все, что вам нужно было в этом фильме - играть урода,
 
— именно так Нейл описывал персонажа “Завтрака на Плутоне”, трансвестита, живущего в 1970-х, времени сексуальных революций и скандалов, нетолерантного общества и политических законов, согласно которым любые перверсии становились объектом психиатрии и требовали “принудительного лечения”.
 
Патрик “Китти” Браден - безусловно, мог стать ролью всей жизни для любого молодого актера. А Для Мерфи Китти, яркий и хрупкий, эксцентричный и ранимый, грубый и невыносимый был рубежом — ролью, в которой актер мог бы показать все грани игры.

Со многими из своих персонажей раньше я имел какую-то точку соприкосновения, что-то общее. А с Патриком нас ничего не объединяло. (Киллиан Мерфи)
 
Для подготовки к роли Киллиан встречался с трансвеститом, который помогал ему выбирать одежду, управлять своим телом, своим голосом, манерами. Он водил Мерфи по клубам и специальным закрытым местам, чтобы тот в короткое время мог проникнуть в психологию, в то, что обычно закрытое сообщество скрывает от окружающего враждебного мира. Мерфи перечитал книгу и многое обсудил с МакКэйбом, автором книги, который частенько появлялся на съемочной площадке.
 
Понимаете, эта книга — шедевр, однако совсем далекая от экранизации — а фильм должен быть визуализацией в первую очередь. Я сам для себя выбирал эпизоды, не вошедшие в фильм, для разработки характера персонажа. (Киллиан Мерфи)
 
Патрик не просто одинокий юноша, который пытается найти мать и обрести целостность идентичности: это еще и очень текучий персонаж. Он настолько гибкий, настолько мягкий, что понять его “стержень” почти невозможно.
 
Физическая сторона роли не была очень сложной - это просто костюм, грим, укладка… сложнее было с голосом и с походкой. И с образом в целом - важно было поймать его, найти точку соприкосновения. (Киллиан Мерфи)
 
Безусловно, Джордан и Киллиан преуспели в том, чтобы найти и точку соприкосновения, и точку сопереживания: не скатываясь в сентиментальность, не уходя в шарж и фарс, Мерфи очень аккуратно, очень изящно создает Патрика — шаг за шагом, воспоминание за воспоминанием.
 
Это тот фильм, который не сработает, если вы не сможете найти подходящего актера для главной роли. Я смотрел на Киллиана, а он был такой живой, такой яркий. Но я немного нервничал по поводу другого аспекта -  той части жизни Патрика, которая связана с переодеваниями и терроризмом. Поэтому я отложил фильм в сторону и продолжил работу над сценарием. А Киллиан все время приходил ко мне и говорил: “Мы должны сделать этот фильм. Я стану слишком старым, когда ты, наконец, закончишь!”
 
К вящей радости Мерфи и зрителей, “Завтрак на Плутоне” вышел в 2005 году. И был назван в числе лучших фильмов в карьере Мерфи и Джордана.
 
Отважная
 
Следующий жанровый фильм Нила Джордана — триллер  “Отважная” (2007) многие критики сравнивали с “Таксистом”, говоря о том, что главная героиня в исполнении “ветерана” кино — Джоди Фостер — это Тревис Бикл 21 века.
 
Мне нравятся фильмы, в которых нужно делать выбор. Заставлять себя отстаивать свое мнение. Решаться. (Джоди Фостер)
 
Брать на работу заслуженную и любимую актрису всей Америки было своего рода риском: Джоди Фостер, при всей ее пластичности, всегда оставалась верной себе и выбирала сложные сценарии и сложные этические коллизии, которые должны были преодолевать ее героини. В “Отважной” Джордана, слава богу, было огромное поле для такой игры — и этический конфликт, и скорость, и нужный градус насилия и реализма, и серьезный сценарий.
 
В картине молодая радиоведущая оказывается свидетельницей убийства своего возлюбленного и жертвой насилия. Она черпает в ненависти к случайным убийцам силы, чтобы восстановиться после ужасного события. И делает месть смыслом собственного существования.
 
Большинство людей боятся темных сторон своей личности. Джоди Фостер — наоборот. (Теренс Ховард)
 
Будучи втянутой в полемику по поводу трактовки образа своей героини, Фостер замечала, что никогда нажатие на курок не может быть решением ни одной проблемы. Если Бикл был эмоционально несдержанным и не отдавал себе отчет в том, что делает — Эрика Бейн, героиня “Отважной”, прекрасно представляет, как она меняется, что делает и к чему могут привести ее поступки.
 
Моя героиня — в чем-то абсолютно женский характер в этом традиционно мужском жанре (Джоди Фостер)
 
«Отважная» была выпущена в Соединенных Штатах 14 сентября 2007 года. Фильм получил неоднозначные отзывы критиков, которые высоко оценили выступление Фостер, и имел кассовый успех, заработав 170 миллионов долларов при бюджете в 70 миллионов долларов. На 65-й премии «Золотой глобус» Фостер получила номинацию на лучшую женскую роль в драме.
 
В объятиях лжи
 
После “Отважной” Джордан выступил создателем многих крупнобюджетных картин в Голливуде, не забывая, однако, возвращаться на родину и снимать красивое, атмосферное и немножко сказочное кино (например, “Ундину” 2010 года).
 
В 2017 году Нил объявил о своем решении вернуться к жанру мистического триллера, принесшем автору известность в 1980-е. Ирландия и Британия оказали ему финансовую поддержку в работе над проектом “Вдова” (который к моменту своего релиза трансформировался в “Грета” или в российском прокате в “В объятиях лжи”).
 
Новая картина, вышедшая в прокат в конце 2018 года, примечательна в первую очередь актерским составом: главную роль играет Изабель Юппер, которая только закончила работу над леденящим душу триллером “Она” Пола Верховена. На роль ее визави Джордан взял молодую американку Хлою Морец, впрочем, также имеющую огромный опыт игры в триллерах и ужастиках.
 
Джордан не то чтобы закручивает интригу – еще в первой половине фильма становится более или менее понятно, к чему все идет, – но все-таки играет зрительскими ожиданиями и жанрами. Ко всему прочему история эта стопроцентно женская – еще несколько классических сюжетов предстают в оригинальном ключе. Детишки из сказки про Баба-ягу теперь не так наивны и способны постоять за себя, принцессу спасает не принц, а подруга, а конфликт отцов и детей превращается в противостояние матерей и дочерей. (Новая газета)
 
Джордана уже успели упрекнуть в том, что в своей истории про Грету, то ли маньячку, то ли запутавшуюся одинокую эмигрантку, придумавшую себе прошлое и настоящее, он предсказуем — так как использует снова и снова архетип сказки (про ведьму ли, про Синюю бороду в женском обличье, про Рапунцель и множество принцесс, заколдованных и замученных в замке). Однако то, что делает просмотр большим удовольствием — игра его актрис. Особенно Юппер.
 
Ее основная задача — сохранять маску непредсказуемой загадочности, то есть работать на том поле, где актрисе трудно найти равных. Роль выстраивается на столкновении внешней мнимой пассивности и внутреннего стремления к контролю над существом, которое кажется податливым, но неожиданно начинает бунтовать. И тогда Грета пускается во все тяжкие. Однако здесь возникает новое противоречие, составляющее то главное, что конструирует фильм как триллер. (Искусство кино)