Роман Полански



Редкий режиссер может похвастаться таким разнообразием кинематографических наград: каннская «Золотая пальмовая ветвь»; берлинский «Золотой медведь»; венецианский  «Золотой лев»;  американские «Золотой глобус» и «Оскар»; французский  «Сезар»;  английская BAFTA;  европейский «Феликс».
За всеми этими наградами стоит прожитая  жизнь, в которой ужаса  и абсурда оказалось намного больше, чем в его фильмах.
 
Девятилетнего  Раймунда Романа  Либлинга – француза  по месту рождения, еврея по национальности, поляка  по гражданству, роковая судьба  изолировала от внешнего мира краковским  гетто. Жизнь воспринималась, как  безумная нереальность: ведь только там допустимо ради дьявольского развлечения, превратить  ребенка в мишень для стрельбы. И хотя Роману все-таки удалось выбраться из этого ада, кошмар происходящего, по-прежнему, его преследовал. Одинокий, без родителей, со своими верными спутниками: вечным голодом и насквозь пробравшим холодом, он  в виде бонуса получал дополнительные жизненные впечатления: вот сверстники топят его в пруду, а вот на телеге везут  труп знакомого мальчишки  без одной ноги,  вторую Роман находит по просьбе отца погибшего.
Маму свою он никогда не увидит – звероподобные  существа сожгли ее в газовой печи Освенцима. Только с возвращением отца реальный  мир приобретет  свои очертания. Но мальчик,  видевший  так  много горя, в мирную жизнь войдет с выстраданной  формулой – от зла можно защититься только злом.
 
Точка отсчета
 
«Я  считаю этот фильм одним из лучших, которые когда-либо видел. Фильмом, который повлиял на мой выбор карьеры больше, чем что-либо еще». Картина «Выбывший из игры» режиссера К. Рида, помогла ему определиться с профессией. В 20-летнем возрасте, Роман сыграет  в фильме Анджея Вайды «Поколение», по рекомендации которого поступит в Лодзинскую Киношколу.  Первый фильм, длительностью в 1минуту  26 секунд, снятый студентом Полански, имеет символическое название «Убийство» (1957).
 
Трилогия отчуждения
 
Память детства, окольцованная в замкнутом пространстве гетто, причудливо перетекает  в фильмы режиссера, надолго определяя  зону обитания его героев.
В вязком, гнетущем триллере «Нож в Воде» (1962), 29-летний режиссер ограничивает пространство трех персонажей парусной яхтой, добавляя значительный штрих в виде уродливой гримасы из военного детства: в прошлом яхта «Рекин», (т. е. «Акула»)  принадлежала (!!!) Герману Герингу.  Фильм притягательно обманчив, казалось бы, отсутствием сюжетной интриги. Но, когда в нарастающем напряжении, начинает улетучиваться – постепенно, слой за слоем – шлейф внешнего благополучия супружеской пары, обнажается драма их взаимоотношений. А накопленная внутренняя агрессия, вырвавшаяся наружу, в виде все более увеличивающегося соперничества между мужчинами, приводит в финале к многоточию. Недосказанность становится отличительной фишкой многих картин Полански: «Сегодня фильмы пытаются объяснить абсолютно все, и к концу становится скучно. Ты должен удовлетворить аудиторию, но оставить ее слегка голодной».
Запрещенный на родине, «Нож в воде», стал единственным полнометражным польским фильмом режиссера и первым польским фильмом, выдвинутым на Оскар. Полански не получил награду, но проигрыш был достойный – конкурентом был сам Фредерико  Феллини.
В Великобритании, режиссер Полански (отныне, с легкой подачи англичан его фамилия будет звучать именно так), снимет два фильма, которые  окажутся  плодом удачного сотрудничества со сценаристом Жераром Брашем.
В психопатологическом фильме ужасов «Отвращение» (1965), где чарующая красота  Катрин Денев превращается  в смертельное оружие, замкнутость жизненного пространства расширяется до размеров квартиры. Режиссер с мельчайшей подробностью  смакует  хронологию паранойи – от неприязни героини фильма к мужчинам до полного к ним отвращения, где убийство преподносится как передышка-освобождение от этого чувства.
Пространство фильма «Тупик» (1966),  становится еще объемнее –  это уже средневековый замок.  Двое бандитов, один из которых смертельно ранен, вынуждены нарушить покой и внести изменения  в уединенный отдых  немолодого англичанина  с его юной женой-француженкой. Сюрреалистичность ситуации, выдается с головой в щеголяющих по всему дому курах. Они единственные беззаботные существа, об которых постоянно спотыкаются все герои  фильма. Сюжетные метаморфозы вкупе с эмоциональными диалогами, окончательно абсурдируют атмосферу происходящего и заводят в тупик не только героев картины, но и сам жанр фильма.
 
 «Кино должно заставить зрителя забыть о том, что он сидит в кино».   
 
Попытку обыграть и смешать  комедийный  жанр с пародией, режиссер предпринимает в фильме «Бал вампиров» (1967), который выходит в американский прокат. Одну из ведущих ролей  в фильме исполнила актриса  Шэрон Тейт, на которой он женился в 1968году.  
 
Заинтриговав  американскую киноиндустрию, Голливуд, в свою очередь, заинтриговал Полански  интересными предложениями.
 
«Я сделал карьеру на дьяволе, но сам в него не верю. Во зло – да, но не в Сатану. Я неверующий, для меня это детские сказки». 
 
Студия «Парамаунт» во главе с Робертом Эвансом заключает с 34-летним режиссером  договор на сценарий и съемки фильма по роману А. Левина.
 
Мистический фильм ужасов «Ребенок Розмари» (1968 г.), ставший культовым в Америке – о современном оккультизме, об отсутствии выбора. О том, что победа Зла безоговорочна тогда, когда человек лишается целостности сознания и воли. Съемки проводились в центре Нью-Йорка, в  таинственном и пугающем здании  Дакота. Именно в этом доме через 12 лет будет застрелен  Джон Леннон. Дьявольский дух фильма, зловещим образом материализовался и в судьбе Романа Полански: в августе 1969 года, жена режиссера, находящаяся на последнем месяце беременности, Шэрон Тейт, была зверски убита сектой сатанистов. «Справляться с несчастьем — все равно, что выжимать тормоз в автомобиле. Это происходит инстинктивно. Либо ты уцелеешь, либо погибнешь».
 
Трагедия поселила невыносимую боль в душе режиссера: экранизировав в Лондоне  самую кровавую шекспировскую  пьесу «Макбет» (1971), он погрузил в атмосферу зловещности и без того мрачный сюжет.
 
В 1974 году Полански снова в Америке,  на съемках «Китайскго квартала», с Джеком Николсоном и Фэй Данауэй в главных ролях.  Режиссер возвращается к забытому жанру «фильм нуар», сюжетная  линия которого отличается  запутанностью и  неопределенностью, вызывая тем самым у зрителя смутную тревогу. И хотя  Полански и Николсон периодически ссорились на площадке, творческий союз оказался удачным для обоих.
 
…«Я знаю атмосферу парижского жилого дома, с двойной угрозой: от консьержа на первом этаже, и хозяина сверху».  
 
В фильме «Жилец» (1976)  снятый по мотивам романа Роланда Топора «Призрачный жилец», главный персонаж,  идентифицирует себя с предыдущей квартиранткой, попытавшейся в приступе шизофрении покончить жизнь самоубийством. Роман Полански, с изощренным умением погружать зрителя в атмосферу иррационального страха, преподносит, в призме многослойного  подтекста, собственное понимание трактовки  фильма. Выступая одновременно сценаристом, режиссером и исполнителем главной роли, Полански демонстрирует безграничность своих творческих способностей.
 
«Отрицать прошлое также абсурдно как и планировать будущее».
 
В 1977 году режиссера обвиняют в изнасиловании тринадцатилетней фотомодели. Не дожидаясь  вынесения приговора, в феврале 1978 года Полански тайно покидает США и оседает во Франции: «У меня не было репутации, чтобы ее защитить»
 
А тем временем Французский «Вог» приглашает Романа редактировать рождественский номер 1976 года. Моделью номера он выбирает  Настасью Кински. В 1979 году, экранизируя  роман Томаса Харди фильм «Тэсс», утверждает ее на главную  роль.
 
Полански не покидает мечта создать семью, он  осмелится  на это лишь через 20 лет после трагической гибели  Шерон Тейт. Его женой станет французская актриса и модель Эммануэль Сенье, снимавшаяся  у него в приключенческом триллере «Неукротимый» (1988).  А  позже он задействует ее в мелодраматическом триллере  «Горькая луна» (1992) и мистическом  триллере  «Девятые врата» (1999).
 
 «Искусство может превозмочь боль».
 
«Пианист» (2002) С каждым фильмом все больше раздвигая границы обитания своих героев: от яхты в «Нож в воде» до Нью-Йорка в «Ребенке Розмари» и Парижа в «Жильце», Роман Полански  возвращается на круги своя – в гетто: «Я почти сорок лет ждал такой возможности. Но мне не хотелось, чтобы фильм был автобиографичным. Я даже отказался от предложенного мне Спилбергом «Списка Шиндлера», ибо считал, что это слишком близко к тому, что я сам пережил. И много лет искал историю, сюжет для фильма, в которой мог бы использовать, свой опыт, не посягая на личные воспоминания». И только автобиографический роман «Смерть города» выдающегося польского композитора и  пианиста, еврея по национальности  Владислава Шпильмана, позволил Полански  еще раз войти в ворота краковского гетто: «Все что я делал до этого фильма, было репетицией к нему».
 
Зрителям выпал редкий шанс, увидеть войну глазами человека, который все это пережил. Фильм дает возможность хотя бы отдаленно прочувствовать, что перенесли эти люди. Память детства помогла режиссеру передать атмосферу того времени,  воссоздать все дома, переулки, одежду, быт. Режиссеру было важно, чтобы нацистов играли настоящие немцы.
 
Полански вписал в фильм личные  воспоминания: как ударили по лицу отца, из-за того, что он не шел по сточному желобу; женщина что-то спросила у немецкого офицера, а он в нее выстрелил; трагичная сцена перед отправкой эшелонов в лагеря смерти; его побег из гетто и жизненно важный окрик польского офицера в немецкой форме: « Не бежать»!!! – иначе застрелят.
 
Та же абсурдность, которая присутствует во всех фильмах режиссера,  в центре мировой цивилизации  – в Европе, только настоящая, невыдуманная, и оттого  такая страшная.
 
«Пианист» – фильм о человеке, у которого отняли право жить. Но, сделав музыку своей жизненной силой, он смог принять посланные судьбой обстоятельства и остаться человеком.
 
Первый жизнеутверждающий фильм Полански: абсурд войны исчез, жизнь продолжается, искусство непобедимо.
 
После «Пианиста» с Полански происходит очень интересная метаморфоза.
 
Будто сбросив с себя тяжелую ношу, которую он вынужденно нес все эти годы, режиссер выбирает другую дорогу. Отныне он откровенно и с большим удовольствием веселится над тем, что делает и это хорошо чувствует зритель.
 
В сентябре 2009 года его арестовывают по ордеру, выданному в США в 1978 году. Режиссер иронизирует по поводу этого абсурда, и делает то, что ему больше всего нравится: снимает кино –  политический триллер «Призрак» (2009), по мотивам романа Роберта Харриса.  А там и мировая   кинообщественность подоспела,  встав на защиту режиссера. Власти Швейцарии отказываются  экстрадировать Романа Полански в США, а в июле 2010 года освобождают  из-под домашнего ареста.
 
В киноальманахе  «У каждого свое кино» (2007), состоящий из 35 киноновелл всемирно известных режиссеров, зрителя  веселит юмористический шарж  Поланского «Эротический кинотеатр»,  на него любимого – на зрителя.
 
В рекламном  ролике «Жадность» (2009),  кинодивы – Натали Портман и  Мишель Уильямс,  чуть не повыдергивали себе волосы в борьбе за аромат от Франческо Веззоли.  
 
В трехминутной  «Терапии»  (2012),  психиатр (ну куда же без него!), в исполнении Бена Кингсли,  неожиданно открывший  для себя мир Prada,  с откровенно нездоровой страстью примеряет  на себя шубу своей пациентки.
 
Скандал в отдельно взятой квартире
 
Режиссер оставляет в прошлом своих психопатических героев и заостряет свое внимание на дне сегодняшнем, в котором такие человеческие качества как лицемерие, презрение, ненависть залакированы благополучным внешним видом и упакованы в красивые фразы. 
 
В фильме «Резня» (2011), по пьесе «Бог резни» француженки  Ясмин Реза, две семейные пары  псевдоинтеллектуальных  мещан, встречаются в надежде на мирное урегулирование последствий возникшего конфликта между их детьми: «Это был вызов, который вдохновлял меня. Мне нужны препятствия, иначе мне становится скучно. Оставаться в одном помещении с двумя актерами и не утомить зрителя – сложная задача».
 
Цивилизованный вежливый междусобойчик, состоящий из искренних сожалений, предупредительных  улыбок, уступчивых жестов, перетекает в форму взаимных обвинений и семейных разборок, превращая обыденную бытовую  историю в обличительную сатиру.
 
Последний на сегодняшний день фильм Роман Полански снят по пьесе американского драматурга Дэвида Айвза, превративший книгу Леопольда фон Захер-Мазоха в диалог писателя и актрисы.
 
В фильме «Венера в мехах» (2013) играют всего лишь два актера: фам фаталь играет его жена, актриса Эммануэль Сенье. А  режиссера, который инсценирует пьесу – Матье Амальрик, подозрительно похожий на самого Полански: «Да, я снимаю про себя и способен в своих фильмах издеваться над собой». В самоиронии ему нет равных, это факт.
 
…Режиссер Роман Полански  считает, что отрицать прошлое также абсурдно, как и планировать будущее, и почти уверен, что в жизни, рано или поздно, победит правда.  Ему можно верить, он знает, о чем говорит: « Я хотел бы быть оцененным по моей работе, а не по моей жизни».