Тони Скотт



История Голливуда знает немало примеров замечательных творческих династий: режиссеров, продюсеров, актеров. Вот и братья Скотт не исключение: британские парни завоевали Америку в 1980-х и стали неотъемлемой частью международной киноистории.
 
От рекламы к “Голоду”
 
Энтони “Тони” Скотт намеревался посвятить себя художественному творчеству и даже окончил Королевский колледж искусств, в котором учился Ридли Скотт, его старший брат, как вдруг поменял решение и присоединился к Ридли, который предложил открыть студию по производству рекламы.
 
Сначала Тони хотел снимать документальные фильмы. Я сказал ему: «Не ходи на BBC, сначала иди ко мне». Я знал, что у него есть любовь к автомобилям, поэтому я сказал ему: «Приходи работать со мной, и через год у тебя будет Ferrari». И он пришел (Ридли Скотт)
 
Тони с удовольствием присоединился — и вместе за десятилетие они сделали множество рекламных и музыкальных роликов, во многом определив стиль телевизионной рекламы 1960-1970-х. Достаточно будет сказать, что знаменитый ролик “1984”, снятый для рекламы Apple, принадлежал именно Скоттам: их юмор, их музыкальная эрудиция, их эстетизм делали многие проекты, даже самые незначительные, интересным событием.
 
Моя цель состояла в том, чтобы снимать фильмы, но меня постоянно отвлекало создание рекламных роликов, а затем я наконец-то созрел. У меня было 15 лет рекламы - и это был взрыв. Мы были очень плодовиты, это была наша тренировочная площадка. Вы снимаете 100 дней в году… ну а затем мы перешли к кино.
 
В 1980 году Тони решился на свой первый художественный фильм: опыт брата, который уже давно работал на Голливуд, подсказывал ему, что достаточно найти интересную тему и финансирование — остальное за малым. Сначала Тони Скотт думал экранизировать роман “Интервью с вампиром” Энн Райс, однако ему не удалось договориться с владельцами прав на работу. У студии, MGM, был уже свой сценарий о вампирах: именно его предложили Тони в качестве основы для дальнейшей работы.
 
38-летний Тони Скотт, младший брат известного английского режиссёра Ридли Скотта, в своём полнометражном дебюте пытался доказать, что он тоже имеет вкус к эстетизированному, подчас изысканному зрелищу, которое должно свидетельствовать о знании высокой культуры и об определённой рафинированности постановщика. Ошибка начинающего режиссёра заключалась в том, что он хотел вместить в первую картину всё, на что был способен, но не соразмерил масштаб и жанр обычной истории про вампиров со своей неуёмной жаждой (или голодом!) самораскрытия. Тони Скотт визуализирует действие, даже приближая его к эстетике видеоклипа, эффектного шоу-номера, усложняет и намеренно запутывает простой сюжет, делает многозначительным, манерным, не подлежащим расшифровке и вроде бы привлекает зрителей нетрадиционностью и загадочностью ленты. А с другой стороны, ставит в тупик, заставляет искать скрытый смысл даже там, где его, наверно, нет. С таким же успехом можно ловить чёрную кошку в тёмной комнате. (3500 рецензий)
 
“Голод” с участием Дэвида Боуи, Катрин Денев и Сьюзен Сарандон был назван эстетским, провокационным и … лишенным смысла: у фильма нашлось огромное количество противников, которых Тони умудрился раздражить даже музыкальным рядом — тем, в чем никогда не ошибался, когда работал над рекламными роликами. “Клиповая эстетика” фильма вызывала еще больший протест: от Тони требовали серьезной и последовательной истории, а он предложил зрителю абсолютно художественное высказывание в духе готик-фэнтэзи на тему секса, любви и вечной жизни.
 
Приглашенная на главную роль вампирши Мириам Катрин Денёв выстроила свой образ в «Голоде» на контрасте холодной красоты и странных эротических наклонностей, с которыми сталкиваются герои ее романов. Молодая американская звезда, Сьюзен Сарандон играет врача, женщину умную, уверенную в себе, но совершенно растерявшуюся (и ее можно понять) перед лицом смерти и убийственного обаяния вампирши.
 
В сцене соблазнения Сарандон абсолютно обнажена, и по крайней мере в начале — играет сама, позже, когда камера начинает внимательнее всматриваться в любовниц — крупные планы принадлежат дублерше. Невозможно сопротивляться любопытству — как далеко они зайдут? Что еще не побоится показать зрителю режиссер-дебютант?
 
Если бы не дурацкие шторы на ветру, сцена была бы близка к совершенству. Впрочем, в «Голоде» вообще мало кадров, которые обошлись без занавесок. Если Денёв в образе Дракулы — это довольно смешно, то Сарандон в роли человека на границе жизни и смерти — убедительна и достоверна (насколько это вообще возможно в готик-фэнтези).
 
«Голод» — мучительно плохой фильм о вампирах, закрученный вокруг одной изящной сексуальной сцены. Извините, но так оно и есть, и ваш покорный слуга должен быть честным с вами. Я упоминаю эту сцену, потому что это чуть ли не единственная, которая действительно состоялась в фильме «Голод». Нет, ну может там и есть какая-то история, где-то там за всем этим декором. (Chicago Sun Times)
 
Top Gun
 
Встреченный в штыки большинством американских критиков, Тони Скотт вернулся к работе над рекламой и руководству своей британской рекламной студией, и только в 1985 году снова задумался над большим  проектом.
 
Джерри всегда искал что-то новое. Вот почему я сделал шесть фильмов с Джерри. Он всегда аплодировал моему подходу к вещами. И это было 1980-е годы — в тот период, когда меня постоянно критиковали, а отзывы прессы были ужасны. Я никогда не читал газет после “Голода”.
 
К нему пришли продюсеры Дон Симпсон и Джерри Брукхаймер, которые были поклонниками Тони Скотта со времен “Голода”, с предложением поработать над крупнобюджетным проектом “Лучший стрелок”. Скотт согласился — а Дон и Джерри убедили студию, что режиссер будет лучшим выбором, чем Карпентер и Кроненберг, ведь то, как он снимал рекламу — динамично, опасно, интересно, быстро и с юмором, именно то, чего не хватало американским блокбастерам про крутых парней.
 
Пустоватая по мысли, рекламно-видеоклиповая по стилю, патриотически-сентиментальная по настроению американская лента британского режиссёра Тони Скотта вызвала настоящий приступ энтузиазма не только у  публики в США. Этот фильм превзошёл свой незначительный бюджет в размере $15 млн. почти двенадцатикратно лишь в американском прокате, а вот в мире — свыше 23,5 раз! Он до сих пор входит в сотню самых кассовых в США и, что тоже показательно, является наиболее популярным кинопроизведением о современной армии (3500 рецензий)
 
Феномен “Лучшего стрелка” вполне объясним: Тони Скотт собрал молодую сексапильную команду (чего стоит молодой Том Круз, чья белоснежная улыбка просто стреляет без промаха в самое сердце), поместил ее в условия крайне романтические — ”первым делом самолеты, ну а девушки потом” — и снял все так, как умел: стремительно, быстро, ярко и ненапряжно. Ну зачем ромкому про пилотов нужен глубокий смысл? Получилось первоклассное развлечение на все времена.
 
Тони Скотт стал признанным королем блокбастеров: после Top Gun он не возвращался к эстетской музыкальной драматургии, которую не ждали в Голливуде. Там нужен был человек, который умеет поставить быстрое и легкое, но при этом цепляющее зрителя и завоевывающее их сердце кино. У Тони такого было навалом.
 
В середине 1980-х годов Голливуд был обновлен британскими режиссерами, которые открыли новую эру в истории блокбастеров: они использовали в большом кино те же приемы, что и в рекламном бизнесе, делая его массовым. Огромные ресурсы и свобода, которые были доступны для рекламных режиссеров во время бума и расцвета телерекламы в 1970-х годах, позволили им внедрять новшества и экспериментировать с новыми технологиями, которые не были возможны на телевидении или в кино (The Guardian)
 
Следующими фильмами с Джерри и Доном были “Полицейский с Беверли Хиллз-2”, “Месть”, “Последний бойскаут” и “Дни грома”. В последнем Тони снова снимал в главной роли Тома Круза, к тому моменту поднабравшего вес и ставшего многообещающей звездой Голливуда. Правда, даже для него, умеющего связать воедино самые несвязные вещи и видящего нужную проблему там, где остальные опускают руки, “Дни грома” были совершенно бессмысленным упражнением: “Мне пришлось понемножку украсть у каждого фильма про гонки и слепить из этого драму”, — говорил Скотт.
 
Настоящая любовь
 
В начале 1990-х Тони Скотт много общался с многообещающим сценаристом, Квентином Тарантино. Тарантино показал Тони свои сценарии — “Бешеные псы” и “Настоящая любовь”, они настолько понравились режиссеру, что Тони был готов снимать сразу же. Однако “Бешеных псов” Квентин хотел сделать сам, а вот сценарий “Настоящей любви” отдал на откуп британцу.
 
“Настоящая любовь” была поворотной в карьере Тарантино: продажа сценария дала возможность снять “Псов”, а сама картина, которая была снята по сценарию до сих пор считается самим Квентином самой автобиографической. Вместо того, чтобы сделать повествование запутанным и нелинейным, Квентин пошел более традиционным путем. И сохранил ровную структуру. Он также не противостоял Тони Скотту, который решил сохранить жизни двум главным героям: “я так в них влюбился, что не мог просто позволить им умереть”. Тарантино согласился со Скоттом: то, как тот снял фильм, требовало счастливого конца.
 
Это тот фильм, который создает свою собственную вселенную, и процветает в ней. (Chicago Sun Times)
 
Фильм действительно вышел самым “динамичным и быстрым фильмом 1990-х”, критики были в восторге от сочетания черного юмора и романтики, а Скотт вывел на сцену в новом качестве самых разных голливудских актеров. С его легкой руки в кино по-новому заиграл Кристофер Уокен, который затем станет одним из постоянных актеров Тарантино.
 
Впрочем, несмотря на то, что фильм вскоре вошел в число хитов 1990-х, он не окупился в прокате и был в целом признан студией провальным. Чего не скажешь, например, о следующих работах Скотта — ”Багровый прилив” и “Враг государства”.
 
Шпионские игры
 
В 1995 году Тони и Ридли Скотт выкупили британскую киностудию Shepperton Studios, вложили большие средства в ее обновление и вскоре стали сами производить кино, участвуя в процессе не только как режиссеры, но и как продюсеры.
 
Первым вышел фильм Тони “Багровый прилив”, который собрал в прокате в три раза больше собственного бюджета. Это военная драма, крепкая, как подводная лодка “Алабама”, про экипаж которой и ведется рассказ. Критики назвали ее традиционной и новаторской одновременно. Нового было то, что диалоги помогал писать Тарантино, а снимал все Тони Скотт. Традиционного — персонажи фильма. Парни на службе, офицеры ВМФ, молчаливые и непробиваемые, несгибаемые и твердые.
 
Главные роли в “Багровом приливе” исполнили Джин Хэкман и Дэнзел Вашингтон: в какой-то момент из боевика про противостояние двух подводных лодок, “Алабамы” (США) и “Акулы” (Россия, лодка управляется преступниками, которые захватили пункт управления Тихоокеанским флотом), фильм превращается в прекрасную драму, в которой основной конфликт развивается между двумя главными характерами, капитаном подлодки и старшим помощником.
 
В фильме есть обычные атрибуты историй про подводных лодок: аварийное наводнение, торпеды, опасность потопления. Режиссер Тони Скотт умеет справляться с этими сценами, и все же не они лежат в основе сценария Майкла Шиффера. Вместо этого фильм развивается по идеологическим линиям, так как Рамсей и Хантер — оба абсолютно уверены, что они правы — пытаются получить контроль над подводной лодкой. Виновен ли капитан в процессуальных нарушениях или его помощник — зачинщик мятежа на борту? Как ни странно, “Багровый прилив” превращается в зрелищную актерскую картину, а не только в боевик. (Chicago Sun Times)
 
Эта военная драма была номинирована на несколько Оскаров, в том числе за лучший звук и монтаж: Тони Скотт наконец-то перестал восприниматься как “менее удачливый брат Ридли Скотта” — его манера работать на площадке с актерами и его умение из истории сделать по-настоящему захватывающее действо стали высоко цениться коллегами по цеху.
 
Настолько высоко, что в следующей картине, “Враг государства”, наперебой хотели сыграть лучшие парни Голливуда — Тони снова собирался сделать остросюжетный триллер, и у него это отлично получилось. На этот раз в центре сюжета — действия обычного парня, адвоката Дина (Уилл Смит), который в результате чистейшей случайности оказывается замешан в игры ФСБ и ЦРУ: одна из партий любой ценой собиралась протащить законопроект, по которому спецслужбы получали возможность следить за любым гражданином страны. Главного противника убили, а это заснял на пленку случайный наблюдатель, который передал свидетельство Дину. С момента, как Дина начинают преследовать государственные люди, он становится “врагом №1”. И вынужден прибегнуть к услугам давнего знакомого из спецслужб — Брила (Джин Хэкман).
 
Стремительные погони, снятые под самым невероятным углом, острые диалоги, невозможные ситуации, сродни “Миссия невыполнима”, паранойя и игры разума — всего этого было в избытке в новом блокбастере Скотта. Фильм получился образцовым, а напряжение, которое создается между главными его персонажами многие назвали “настоящей химией”.
 
Фильм быстро развивается, сосредоточен вокруг двух сцен преследования и заканчивается умной двойной ловушкой, что приводит к большой перестрелке. (Chicago Sun Times)
 
Хэкмана и Смита номинировали на разные награды, а сам Скотт получил премию зрительских симпатий MTV Movie Awards.
 
В 2001 году Тони Скотт выпустил, пожалуй, одну из своих самых стильных картин после “Голода” — “Шпионские игры”. В ней встретились две звезды, две легенды поколений — Роберт Редфорд и Брэд Питт. Роль «старого шпионского волка» сыграл Редфорд, который на экране появляется в том же образе, что и тридцать лет назад в шпионском триллере Поллока «Три дня Кондора». Скотт снова обращается к теме противостояния государственной машины и отдельно взятого человека, и напоминает зрителю, что у этой темы есть своя традиция.
 
«Шпионские игры» режиссера Тони Скотта — стильный и гладкий, как произведение искусства, обладающее своего рода гламуром и резкостью, которые вы сможете обнаружить в лучших рекламных роликах про моду. (Chicago Sun Times)
 
Герой Редфорда решает в последний свой день в Ленгли отомстить безликой машине,  которая готова ради собственного спокойствия уничтожить живых людей, и спасает своего ученика, не очень удобного и не всегда действующего по уставу агента Бишопа (Брэд Питт), которого руководство ЦРУ США собирается скормить Китаю.
 
«Шпионские игры» (вообще-то в оригинале — «Шпионская игра») — политический триллер, как и предшествующий «Враг государства», и на экране вновь сталкиваются отдельный человек и государственная машина в лице спецслужб, которые на сей раз готовы с лёгкостью пожертвовать собственным агентом. (3500 рецензий)
 
В 2000-е после “Шпионских игр” Тони Скотт сделал еще несколько больших блокбастеров, главную роль в которых исполнил любимый актер режиссера Дензел Вашингтон — “Дежа Вю”,  “Гнев”, “Неуправляемые” и “Опасные пассажиры поезда 123”. Критики и знатоки кино называл Дензела Вашингтона “музой” Тони Скотта:
 
Скотт лучше всего снимал тогда, когда в его картинах играл Дензел Вашингтон. Герои, которых играет актер, — это архетипы всех тех персонажей, которых создал Тони Скотт. В самом своем сердце, в самой основе всех действий Вашингтона лежит понятие достоинства. Герои, сыгранные им, были несовершенными людьми, но это всегда люди, достойные уважения. (Los Angeles Times)
 
Последние криминальные драмы, сердцем которых был Дензел, вознесли Тони Скотта на кинематографический Олимп. Сборы превзошли ожидания и сделали Тони одним из самых коммерчески успешных режиссеров.
 
В его последних фильмах было то, что всегда отличало младшего Скотта - искрометность действия, крепкий парень в центре сюжета, безвыходная ситуация, с которой справиться помогает порой настоящее чудо.
 
Мои фильмы всегда движимы одним - своими героями. «Идите в реальный мир, - говорю я своей съемочной команде, - найдите людей в реальном мире и дайте мне образцы для моих сценаристов». А потом я начинаю с конца. Я не меняю структуру сценария, но я использую свои наблюдения. Это всегда была моя мантра, и это всегда приводило меня в восторг: потому что я узнаю мир и открываю себе то, что никогда не видел.
 
Если вы посмотрите на мою работу, у моих героев всегда есть темная сторона. У них всегда есть скелет в шкафу, у них всегда есть подтекст. Мне нравится это. Будь то Брюс Уиллис в “Последнем бойскауте” или Дензел Вашингтон в “Опасных пассажирах” .
 
А еще я думаю о страхе: есть два способа взглянуть на страх. Самое страшное, что я делаю в своей жизни - это встаю и снимаю фильмы. Рекламные ролики, фильмы… Это хорошая вещь. Этот страх мотивирует меня, и мне нравится этот страх. Всякий раз, когда я заканчиваю фильм, я ухожу в горы - многодневные восхождения, скалы Йосемити. Этот страх осязаем. Как черное и белое.  А вот другой страх неосязаемый, он очень абстрактный, и это пугает...
 
Тони Скотта не стало в 2012 году. По иронии судьбы или особой р, он даже умер так, как могли бы умереть его герои: оставил предсмертную записку и прыгнул с подвесного моста, который так часто любил снимать в своих фильмах.