Жан-Марк Валле



Называть Валле сегодня самым востребованным канадским телережиссером в Голливуде будет некоторым преуменьшением его таланта: представитель классической школы канадского кинематографа, Жан-Марк вполне мог бы назвать себя наследником Кроненберга. Он легко сочетает самые разные стили в изучении человеческой натуры и наблюдении за своими героями и характерами.
 
В его работах много неприкрытого сарказма и острых ремарок, касающихся человеческой природы. Может быть поэтому ему, как никому другому, в конце 2010-х годов даётся эксперимент — его шоу и фильмы находятся как бы на грани жанра и стиля, что привносит много свежего в уже сложившиеся каноны.
 
C.R.A.Z.Y
 
Жан-Марк Валле изучал кино в университете Квебека в Монреале, после окончания курса он занялся документальным кино, снимал короткометражки - и постепенно стал постоянным участником фестивалей и режиссёрской тусовки.
 
Первые три короткометражных фильма “Стереотипы”, “Волшебные цветы” и “Волшебные слова” продемонстрировали, что у молодого Валле есть свой стиль и свое видение, востребованные профессиональным сообществом и зрителями.
 
В “Стереотипах” (1992), своеобразном сборнике киноцитат, молодой режиссер отдаёт дань великим классикам американского кино. Он становится гораздо более глубоким и автобиографичным в следующей работе и находит более интимный тон для “Волшебных цветов” (1995), а затем три года спустя выпускает пронзительную ленту “Волшебные слова” (1998), в которой исследует отношения поколений. Первые работы за камерой приносят ему много наград, среди которых - премии Международного фестиваля короткометражных фильмов в Монреале и еще в Sundance.
 
Неожиданный успех дебютного художественного фильма “Черный список” (1995) заставляет режиссера задуматься о дистрибуции картины в нескольких странах за пределами Канады. Собственно, после “Списка” он оказывается в США, где он снимает два фильма с актером Марио Ван Пиблзом: Los Locos (1997) и Loser Love (1999).
 
После двух малобюджетных постановок он приступает к созданию телесериала “Таинственные приключения Жюля Верна” (2000). И одновременно в течение нескольких лет он в качестве продюсера работает над большой картиной, повествование которой охватывает период с 1960-х по 1970-е годы.
 
Семейная драма “C.R.A.Z.Y.” была вдохновлена его собственной молодостью и молодостью товарища и соавтором Франсуа Буле. История рассказывает о жизни Зака, парня из огромной семьи (5 братьев, отец-консерватор и набожная мать), который внезапно осознает особенности своей идентичности и пытается увязать ее с реальностью. Фильм находится как бы на стыке и библейской притчи о блудном сыне, и воспоминаний о реальной “Тихой революции” (так в Канаде проходило то, что в США называли “бурными 1960-ми”). Удивительно гармоничный, яркий, очень чувственный (словно берущий от своего героя эмоции и чувственность), фильм демонстрирует неожиданную глубину понимания и развития главного героя, глазами которого показано происходящее. Даже второстепенные персонажи тщательно выписаны и заслуживают зрительского внимания.
 
Фантастическая игра, острый ум и грубая честность вдыхают новую жизнь в обыденную семейную драму. (Empire)
 
Стоит ли уточнять, что именно с этим фильмом Валле ворвался в национальный прокат: C.R.A.Z.Y. стал рекордсменом по просмотрам и сборам, а также был выдвинут Канадой на премию Оскар в категории “лучший фильм на иностранном языке” (взяв национальную премию Genie в 11 из 13 номинаций, в том числе и за лучший сценарий)?
 
Молодая Виктория
 
После успеха C.R.A.Z.Y Грэм Кинг и Мартин Скорсезе приглашают канадского режиссера в свой проект — экранизацию исторической драмы Джулиана Феллоуза (автора “Госфорд Парка”) “Молодая Виктория”, посвященной жизни юной королевы Британии и ее замужеству. Главный заказчиком картины выступила, как это ни странно, молодая герцогиня Йоркская, чей брак с принцем Эндрю напоминал ей историю про бабушку с дедушкой.
 
Кажется, что Феллоуз уже имел в своей голове все заранее — и потому ему просто оставалось сесть и записать все, что мы с ним придумали. Три месяца после первого обсуждения у нас уже на столе лежал готовый сценарий. (Грэм Кинг)
 
Феллоуз, в отличие от многих других сценаристов, решил не заканчивать фильм смертью принца Альберта (известный эпизод — в 42 года Альберт скончался, и королева Виктория до конца жизни носила траур по горячо любимому мужу). Джулиан решил, что этот факт должен быть использован либо в сериале, либо в более масштабной картине. Его же сценарий должен был быть сфокусирован на событиях “борьбы за власть”, в результате которой Британия обрела одну из самых ярких политических фигур XIX века.
 
Когда я прочитал сценарий, я увидел за всеми титулами семейную драму, романтическую историю и политический триллер — все в одном!
 
Проект собрал вокруг себя молодых, но совсем не самых звездных актеров: Эмили Блант исполнила роль молодой Виктории. Она написала Кингу как только услышала о том, что он собирается снять историю восхождения на трон юной королевы.
 
Я была поражена тем, насколько замечательной она была, и она казалась очень современным персонажем, женщиной XXI века. Мне казалось, что это была возможность сыграть кого-то, кто противоречит предвзятому мнению людей о том, какой она была. Все знают ее как скорбящую королеву, которую катали в черном с платком на голове и которая была немного подавлена, но в молодости она была полной противоположностью этому образу. Меня волновало, что я могу изменить мнение людей о Виктории. (Эмили Блант)
 
Ее избранника, принца Альберта, исполнил Руперт Френд. Выбор на актёра пал неслучайно: он уже появлялся в английских кастрированных храмах и экранизация классики.
 
У меня в голове был образ Альберта, прежде чем мы посмотрели во время кастинга Руперта, и то, как актер может играть его. И когда Руперт начал играть, он просто попал в точку. У него было очень глубокое понимание характера, он провел много дополнительной работы, чтобы правильно копировать акцент и манеры Альберта.  В итоге в кадре он действительно выглядит как его герой, очень романтично!
 
В ролях также были задействованы Марк Стронг, Джим Бродбент, Миранда Ричардсон, и Пол Беттани. По предложению продюсеров (в частности, Скорсезе) для съемок были выбраны ровно те места, где более 150 лет назад жили Виктория и Альберт.
 
Съёмки в этих красивых местах, безусловно, только добавляют к атмосфере фильма. Вы смотрите и понимаете, что совершенно невозможно было снимать где-то в иных экстерьерах. (Грэм Кинг)
 
Шикарные платья Блант были даже застрахованы на несколько тысяч фунтов стерлингов каждое — от пропажи или порчи. Более “шикарного” фильма в карьере Валле больше не случилось: и хотя он постоянно подчеркивал, что канадцы вовсе не так сильно воодушевлены историей Британии, как те же англичане, с которыми ему пришлось работать на съемочной площадке, Жан-Марк был, безусловно, покорен размахом.
 
Это был вызов для меня, и именно поэтому я хотел снять фильм. Это так далеко от моего мира. Королевская семья меня не привлекала. Но как только мне пришлось снимать фильм о них, мне стало любопытно узнать об их мире и стать преданным их ценностям. У нас в Квебеке нет этого, и такого уважения к традициям и ритуалам.
 
Ставка продюсеров на внешний антураж сработала — фильм получил Оскара и БАФТА за дизайн костюмов, а также премии зрительских симпатий в Хэмптоне и Садбери (англичане оценили трогательную и довольно яркую историю любви одной из самых влиятельных королев).
 
Cafe de Flore
 
Я хотел сделать что-то отличное от того, что делал раньше, и пофлиртовать со сверхъестественным и таинственным. Сделать неклассическую реалистичную историю любви. Я хотел, чтобы он был эмоциональным, особенным, иным, чтобы зрители задавались вопросом: "Какой фильм я смотрю? Это игровой фильм? Или жанровый?” — И всегда балансировать от одного к другому, чтобы зрители пытались понять, что происходит.
 
Спустя несколько лет Валле появился на экранах с проектом “Кафе де Флор”, который совершенно не был похож на “Молодую Викторию” и его короткометражки, но, по мнению многих критиков, продолжал историю C.R.A.Z.Y.
 
В новом фильме Валле два временных пласта, которые связаны друг с другом: история мужчины, который никак не может завершить сложные и запутанные отношения с женой; и история женщины, которая в одиночку растит ребенка с синдромом Дауна. Их пересечение необычно и действительно иррационально: круг зависимостей разрушается тогда, когда погибает одна из семей.
 
Главную роль сыграла Ванесса Паради, удостоенная американской и канадской критикой самых лестных отзывов: ее игру называли блестящей, а сам фильм Валле — головокружительным.
 
Зрителю придется кружиться в неимоверном прыжке с Валле, но его фильм настолько сильный, эмоционально и кинематографически, что этот рискованный шаг превратится в прогулку в облаках в прекрасном сне (TIME magazine)
 
Далласский клуб покупателей
 
Однако самым головокружительным и неожиданным фильмом в фильмографии Жан-Марка стал “Далласский клуб покупателей” (2013), в котором и тема, и сюжет, и персонажи ознаменовали переход от фэнтезийного и выдуманного (пусть и исторического) мира в мир реалистичный до волоска, язвительный и неприглядный. История про то, как Америка принимала в себя СПИД и его жертв, как отрицала болезнь, считала зараженных прокаженными и изгоями, как система не давала возможности на излечение — только на издевательство, как за право на жизнь боролись и цисгендеры, и трансгендеры, и женщины, и мужчины — все, кого на излете 1980-х коснулась страшнейшее горе века.
 
Интересно, что когда Валле возглавил проект, он сильно сомневался по поводу участия в нем главной звезды фильма, Мэттью МакКонахи.
 
Вы меня простите, — сказал он сценаристу, — но я не вижу тут места для Мэттью МакКонахи. Это определенно не его типаж!
 
На что получил совет встретиться с актером, который с 2009 года вынашивал идею экранизации «Далласского клуба покупателей» и был одним из исполнительных продюсеров фильма. Собственно, благодаря ему правдивая история техасского ковбоя, который заразился СПИДом и смог тридцать отведенных на жизнь дней довести до семи лет, нашла свое воплощение на экране.
 
Жан-Марк был потрясен при встрече и хотя многое по-прежнему пришлось принимать на веру — допустим, внешний вид будущего умершего от СПИДа героя, режиссер согласился на то, чтобы Мэттью сыграл главную роль Рона Вудруфа, пройдохи, проныры и народного лекаря, который добился чуда — и не только для себя.
 
К съемкам приступили в ноябре 2012 года: до этого ровно четыре месяца никто из съемочной группы не видел обновленного МакКонахи. Чтобы сыграть смертельно больного спидом человека, он похудел на 40 фунтов. Мускулистый красавчик из «Супер Майка» истаял и истончился на глазах — от него буквально остались лишь кожа да кости. Именно этого требовал образ парня, которого не смогла сломать даже смертельная болезнь. Впрочем, Рона сложно назвать супергероем: это еще тот трикстер, а его болезнь вовсе не помеха тому, чтобы быть для всех лишь одной большой неприятностью:
 
Мне пришлось столкнуться с анархией внутри этого парня. С самовлюбленным ублюдком в его воплощении. С человеком, который не знаком с инстинктом самосохранения. Наконец, с бизнесменом. Нравится он вам или нет, вы все равно начинаете уважать его к концу истории — потому что сложно поверить в то, что человек может быть абсолютной занозой для всех и при этом спать по ночам(МакКонахи)
 
Из-за нехватки средств снимали быстро, при дневном свете. На каждую из сцен отводилось лишь несколько дублей, однако это вполне устраивало актеров. Не было запланировано никакого постпродакшна — актеры вздохнули спокойно, потому что все ограничилось для них 4 неделями.
 
Бюджет картины был настолько скуден, что на гримеров, например, было выделено 250 долларов (это, кстати сказать, не помешало им получить своего Оскара в 2013 году!). Однако Валле подчеркивал особую роль МакКонахи на съемочной площадке:
 
Я сразу понял, что у этого парня будто бы цель — получить как можно больше от съемок и показать миру, как сильно ему нравится быть актером и служить искусству!
 
Фильм, задуманный и воплощенный как артхаусный, собрал огромный бюджет и не смог миновать шорт-листа Оскара в трех основных категориях. МакКонахи получил вполне ожидаемое признание и первого Оскара, его визави по картине, Джаред Лето, сыгравший наркомана-трансвестита при гомофобе-Вудруфе, был отмечен премией за лучшую игру второго плана. Критики отметили триумфальное возвращение Лето в независимое кино. Валле и МакКонахи были буквально вознесены до небес:
 
Для фильма о современной чуме «Далласский клуб покупателей» на удивление полон сюрпризов! Режиссер Жан-Марк Валле сумел снять его, избежав сентиментальности: по большей части в фильме Вудруф представляет собой афериста, нежели святого, хотя альтруизм постепенно захватывает и его! (Chicago Sun Times)
 
“ДКП”, безусловно, стал классикой кино: не привнеся ничего нового именно что в приемы кинотеатральной работы, он нашел тему и героев, которые о ней рассказали, настолько правдивую, что глубже и реальнее некуда.
 
Надо сказать, что Валле впоследствии повторит опыт с мокьюментари (игровой картиной, снятой в псевдодокументальном духе). Так, например, в “Разрушении”, где главную роль сыграл Джейк Джилленхол, Жан-Марк пытался действовать с позиции документального кино, где главный принцип - принцип невмешательства в происходящее.
 
Многие вещи были сняты как документальный фильм. Мы просто наблюдаем, снимаем и стараемся не вмешиваться. Конечно, были постановки, у нас был сценарий и мы работали, как на  съемках художественного фильма. Но принцип был такой: вот эта песочница, играйте в нее, и мы будем наблюдать, как вы играете в ней, а не пытаетесь сделать вид, что это все — настоящее. Цель не в том, чтобы создать некий стиль, воссоздать причудливые движения камеры — нет, это все об истории, персонажах, эмоциях...
 
Впрочем, именно этот опыт Жан-Марка и Джилленхола критики назвали не самым удачным: несмотря на отличную прорисовку второстепенных персонажей, музыку (лучший саундтрек со времен C.R.A.Z.Y) и идею, фильм отнесли скорее к искусственному высказыванию на тему скорби и одиночества, вымученному и не очень-то достоверному.
 
Уникальный пример того, что должно было бы стать жутко депрессивным рассказом о потери и скорби, но вдруг наполняется энергией и чертовским юмором, чего, правда, не всегда достаточно, чтобы собрать воедино все части фильма. (The Hollywood Reporter)
 
Большая маленькая ложь
 
Закончив на некоторое время с экспериментаторским подходом в кино, Валле в 2016 году обратил свое внимание на телевидение: именно здесь происходило многое, что могло позволить хорошему игровому режиссеру развивать свои таланты.
 
Студии начали вкладывать огромные средства в создание лучших сериалов: HBO, Showtime и Netflix спокойно могли соперничать с четверкой крупных киностудий, а уж аудитория у последнего сервиса росла, как на дрожжах.
 
В новом проекте Валле Риз Уизерспун и Николь Кидман выступили в роли продюсеров. Их компании (Pacific Standard и Blossom Films соответственно) приобрели права на экранизацию одноимённого романа Лианы Мориарти “Большая маленькая ложь” — собственно, именно с этого шага и начался поиск режиссера в кресло проекта.
 
Пригласив в качестве главного режиссера Валле, Кидман и Уизерспун (с которой Жан-Марк работал в “Дикой”) обрекли себя на полноценные съемки — Жан-Марк, не имевший до этого такого опыта сериальной работы, растянул съемки на 5 месяцев и снимал первый сезон так, будто бы это отдельный художественный фильм.
 
Я никогда не думал, что сниму два сериала, Big Little Lies (2017) и Sharp Objects (2018). Я с коллегами не относился к ним как к сериалам, я снимал еще один художественный фильм, но просто чуточку дольше.
 
Сначала он согласился сделать только первые две серии первого сезона сериала (выдержал два сезона и в настоящий момент ожидается выход третьего) — а в итоге снял все семь серий, не говоря уже о заделе на следующий круг.
 
Вокруг “Большой маленькой лжи” удалось собрать действительно звездных артистов: Кидман, Уизерспун, Дерн, Александр Скарсгард, а во втором сезоне и Мерил Стрип… Работать с ними было непросто — но ведь Валли никогда не претендовал в своих работах на простоту: он, как хороший мастер, спокойно и деловито занимался тем, что у него лучше всего получается — снимал героинь, тихо накалял обстановку, подбирал прекрасный саундтрек для передачи нужного настроения, ловил диссонанс между внешним раем на земле и растущей тревогой героев.
 
Сериалу не нужно стыдиться принадлежности к почетному жанру высококлассного мыла — в конце концов, мелодрама со слезой и стрельбой — это вотчина таких классиков, как Дуглас Серк, Фассбиндер и Альмодовар, которые умели замесить из этого теста хоть элегию, хоть трагедию, хоть фарс. В сериале присутствует то, другое и третье — и еще немного мизантропии, особенно достается мужчинам. (КоммерсантЪ Weekend)
 
То, что получилось, можно смело назвать маленьким шедевром: не зря сериал был номинирован на “Золотой глобус”, а Валле пошел себе работать дальше — Эми Адамс с НВО давно ждали его, чтобы  возглавить еще один проект — минисериал - экранизацию романа Гиллиан Флинн “Острые предметы” (с Адамс в главной роли).
 
Флинн известна по экранизации Финчера и его триллеру "Исчезнувшая", при этом "Острые предметы" — ее дебютный роман, состоявшийся еще до бестселлера. Он вышел в 2007  году, получил хвалебные отзывы от самого Стивена Кинга и долго ждал своего режиссера. И дождался.
 
Восемь серий «Острых предметов» позволили Валле раскрыть всех многочисленных персонажей и даже окунуться в их прошлое. Можно сказать, что “один из лучших сериалов НВО 2018 года” по версии многих топ-чартов, “Острые предметы” — бенефис Адамс, Патришии Кларксон и Жан-Марка Валле.
 
По сути, "Острые предметы" —  лучший на данный момент проект Валле: он снят энергично, очень кинематографично, объемно. Валле превращает банальную на первый взгляд историю про убийство девочек в заштатном провинциальном городке Уинт Гэпт в сложную психоделику — лабиринт воспоминаний, страхов и комплексов главной героини. (Vogue)