Рон Ховард



Рон Ховард — один из самых уважаемых кинематографистов Голливуда, лауреат двух «Оскаров» за фильм «Игры разума» и автор таких блокбастеров, как «Аполлон-13», «Гонка», «Нокдаун» и «Код Да Винчи».

Рон чуть ли не родился на съемочной площадке — он появился на свет в 1954 году в семье актеров. В  возрасте восемнадцати месяцев он уже засветился на экранах в фильме "Женщина с границы", а в четыре года  сыграл свою первую настоящую роль в "Путешествии".

После школы Рон поступил на факультет драматического искусства в университет Оклахомы, откуда два года спустя, так и недоучившись, перебрался в школу актерского мастерства в Нью-Йорке.

Ховард прославился главной ролью в молодёжной комедии 1973 года Дж. Лукаса «Американские граффити», а также стал известен по роли в популярном телесериале «Счастливые дни». Режиссёрским и сценарным дебютом Рона Ховарда стал фильм «Большая автокража» 1977 года, после которого он снял несколько короткометражек. Успешной режиссерской карьере Рона Ховарда весьма способствовала помощь известного продюсера Роджера Кормена. Настоящая известность пришла к Ховарду после его работы 1982 года «Ночная смена».
 
Сегодня Ховард снимает отличное развлекательное кино — многомиллионные блокбастеры. Рона интересуют харизматичные герои и гении, его лирический герой почти всегда обладает уникальной профессией: автогонщик, астронавт, боксер-чемпион. Но в равной степени режиссера Ховарда занимает и феномен человеческой гениальности, и он не раз за свою карьеру обращается к исследованию личностей выдающихся ученых, как, например, Джона Нэша (“Игры разума”, 2001) или Альберта Эйнштейна (сериал “Гений” 2017).
 
Игры разума
 
Безусловно, самый известный и удачный фильм, который снял режиссер Рон Ховард — «Игры разума». Биографическая драма 2001 года по мотивам книги Сильвии Насар «A Beautiful Mind: The Life of Mathematical Genius and Nobel Laureate John Nash» в 1998 году была номинирована на Пулитцеровскую премию. Ее экранизации показалась части публики вторичной, а другая часть, напротив, сочла ее новаторской. Сценарий к фильму написал Акива Голдсман, а главную роль гениального ученого Джона Нэша великолепно исполнил Рассел Кроу. 
 
“Правдивый” рассказ о жизни Джона Форбса Нэша, лауреата Нобелевской премии по экономике, в изложении Рона Ховарда получился захватывающим, динамичным и полным страсти. Нэш занимался развитием теории игр, которое вылилось в открытие эквилибриума, и на долгие годы определило пути рыночной экономики. Ученого сравнивали с Ньютоном, Дарвином и Менделеевым. За заслуги в области экономики в 1994 году он был удостоен Нобелевской премии. При этом Нэш видел несуществующих человечков и считал себя тайным агентом, ответственным за перехват и расшифровку кремлевских команд русским шпионам, закодированных в первых полосах газеты The New York Times.
 
Ученый страдал тяжелой формой шизофрении, и ни инсулиновые шоки, которыми его лечили в психбольнице, ни преданная жена (ее сыграла Дженнифер Коннели) и любимый ребенок не смогли помочь его излечению. Впрочем, создатели картины и не задавались целью снять точную биографию, кинематографическая интерпретация жизни Джона Нэша значительно отличается от его реальной биографии. Пятьдесят лет ученый боролся с недугом и к финалу вроде бы оказался сильнее своей болезни.
 
Интересно, что сам нобелевский лауреат Джон Нэш был приглашен на съемочную площадку, чтобы помочь актерам достовернее сыграть своего персонажа. Рассел Кроу рассказывал, как был восхищен манерой Джона совершать хаотичные движения руками, и попытался проделать то же самое в ходе съемок.   
 
Несмотря на то, что факт постоянного общения Джона Нэша с «призраками» оказывается чересчур навязчивым и временами даже комически выглядящим, лента «Блестящий ум» сохраняет верный тон благодаря точному существованию на экране актеров. (3500 рецензий)
 
Режиссер Рон Ховард был удостоен “Оскара” за свою работу. Кроме того, фильм получил еще три золотые статуэтки (лучший фильм, адаптированный сценарий, и лучшая актриса второго плана — Коннели), «Золотой глобус» и был отмечен несколькими премиями британской киноакадемии. Драма о гениальном ученом сделала внушительные кассовые сборы — более 300 млн долларов по всему миру.
 
Моя задача была позволить зрителю «заглянуть» в голову к персонажу. Я позаимствовал некоторые занятные идеи из биографии Теслы. Он мог визуально представить себе свои изобретения. Представить себе их вплоть до деталей, потрогать и даже увидеть проблемы, которые могли возникнуть при их реализации.
 
Критики высоко оценили работу Ховарда, например, Роджер Эберт присвоил фильму четыре звезды (это его самая высокая оценка), а его коллега, Ричард Роупер, посчитал драму одним из лучших фильмов года. То, как показана сама по себе наука математика в фильме, заслужило похвалу всего математического сообщества, включая настоящего Джона Нэша. Хотя, конечно, критики не были единодушными, и нашлись скептики, которые сочли идею и воплощение “Игр” шаблонными,  а успех у публики и киноакадемии — предсказуемыми.
 
Код Да Винчи
 
Рон Ховард выступил режиссером экранизации трилогии бестселлеров Дэна Брауна: “Код да Винчи” (2006), “Ангелы и Демоны” (2009) и “Инферно” (2015). Ховард подчеркивает, что ему бы не хотелось, чтобы эти три фильма воспринимались как части франшизы. Режиссер видит их как три независимые истории, которые объединены одним героем — Робертом Лэнгдоном в исполнении Тома Хэнкса. 
 
Успех книг Дэна Брауна является феноменом и разжигает зависть среди его коллег. Браун уловил некую тенденцию и понял что-то важное о современном зрителе, которому нравится псевдоинтеллектуальное искусство в “исторических” интерьерах. Публика любит хорошие головоломки, особенно, когда даются некие “ключи“, и создается иллюзия того, что ты можешь принять участие в разгадке тайны. Экранизации его книг практически интерактивные, это своеобразные ожившие комиксы, в каком-то смысле компьютерная игра, где зритель бежит, стреляет и переживает вместе с героями.
 
Дэн написал нереальные книги. Там есть вещи, которые мы с Роном Ховардом обсуждали и думали: “чертов Дэн Браун, мы не будем делать этого в киноверсии!” (Том Хэнкс)
 
Невероятный и фантастический сюжет книги может выглядеть абсурдным и неправдоподобным в киновоплощении. Задачи перед Ховардом стояли масштабные: не растеряв драйва и детективной интриги, передать загадочный и мистический дух бестселлеров Брауна. Наверное, режиссер сделал все, от него зависящее. Результат получился в какой-то степени обескураживающим — да, экшн, да, захватывающе…но как-то пусто и бездушно. Но чего еще ждать от триллера-комикса?
 
По сюжету в Лувре убивают ученого, который умудряется на последнем вздохе изобразить из своего тела мудреную головоломку с использованием шедевров мировой живописи и даже последовательности Фибоначчи. Инспектор Фаш (Жан Рено) подозревает американца Лэнгдона (Хэнкс), специалиста по символам. Лэнгдон вместе с шифровальщицей, а заодно внучкой покойного, Софи (Одри Тоту), взламывает код, выясняя невероятные вещи про Иисуса, которые столетиями не дают покоя христианам прямого действия из секты «Опус Деи» и хранителям тайного знания из «Приората Сиона». Хэнкс, пожалуй, единственный, кто выглядит убедительно и, по крайней мере, не вызывает гомерический смех.
 
Если в первые мгновения «самый ожидаемый фильм года» провоцировал своей вопиющей некондиционностью скорее ярость, то спустя несколько дней он вызывает умиление. Бесконечно длинный, невыносимо нудный, в драматические моменты тонущий в зрительском гоготе, козыряющий самой дурно снятой автомобильной погоней в истории Парижа и самым, нет, Самым Идиотским Побегом от полиции (в сцене приземления самолета) — «Код да Винчи» берет в индустрии блокбастеров новую планку. Раньше стомиллионные майские фильмы компенсировали глупость адреналином или, на худой конец, щеголяли спецэффектами. «Код» по большей части состоит не из действия даже, а из рассказов: Хэнкс (дорогой пиджак, озадаченность) или МакКеллен (дорогой пиджак, подозрительные кривляния) сообщают Тоту (распахнутые глазки, волнение) подробности о Никейском соборе и тамплиерах (флешбэки в духе пролога «Дневного дозора», только хуже нарисованные).  (Афиша)
 
Зачем оскароносный Ховард взялся за экранизацию мега-популярного “чтива”, сложно сказать. Пара-литература Дэна Брауна вызвала протесты различных религиозных конфессий, хотя и не совсем ясно, какой смысл спорить со сказками. Христианство давно стало частью масс-культуры и, судя по реакции Ватикана, даже присваивает себе этот статус. Все сцены, несмотря на вроде бы лихо закрученную интригу, на экране выглядят разрозненными, тексты шаблонными. Возможно, если бы Рон Ховард не пытался сохранить масштаб размышлений о вере, а просто снимал развлекательное кино, оно смотрелось бы более цельным.
 
Но при всем скепсисе кинокритиков зрители блокбастер оценили и смотрели его массово и с удовольствием. Гигантский 125-миллионный бюджет окупился более чем в 6 раз. Ну, а про то, что “Золотая малина” присудила Рону Ховарду звание худшего режиссера 2007 года, уже никто и не вспомнит.
 
По здравому размышлению, то единственное «хорошее», что могло двигать Ховардом в экранизации Брауна – прикосновение к Леонардо как естественному антиподу господствующих ныне стадных инстинктов и массовых истерий.  В фильме действительно наиболее тщательно сработаны криптекс и компьютерная репродукция «Тайной вечери» (у Брауна она обыкновенная). Ховард намеревался вписать в масс-культуру свободомыслие. (Empire)
 
Вторая часть бестселлера была менее удачной с финансовой точки зрения (при 150-миллионном бюджете “всего” 486 миллионов кассовых сборов). Ватикан по-прежнему был против и запретил съемки на своей территории, но создатели легко вышли из положения, использовав похожие помещения и декорации. Церкви св. Петра в фильме вообще не повезло: по ходу действия разгромили Ватиканский архив, осквернили не только гроб с новопреставленным папой, но и могилу Петра, нанесли ущерб Сикстинской капелле, выломали двери в замок Святого Ангела и даже постреляли по скульптурам Бернини. 
 
Желание снимать “Ангелов и Демонов” выражал Клинт Иствуд, но Рон Ховард был обязан по контракту после «Кода Да Винчи» снять и эту картину. После выхода второй части трилогии кинокритики вовсе перестали стесняться в выражениях, и называли Рона “толковым режиссером, катастрофически глупеющим при обращении к романам Дэна Брауна”.
                       
Хотя "Код да Винчи", предыдущий фильм Ховарда по Брауну, не заслужил, кажется, ни одного ласкового слова, были люди, трепетно ожидавшие премьеры "Ангелов". Снятая в промежутке между двумя Браунами докудрама "Фрост против Никсона" доказала, что Ховард не совсем потерян для режиссуры и, казалось, как честный человек, обязан реабилитировать себя за скуку и нелепость "Кода". Реабилитировать себя он действительно попытался, но стыдливо и поспешно, в самом финале. Большую часть фильма профессор Лэнгдон (Том Хэнкс) упорно ловит несуществующую черную кошку в темной комнате, то есть сражается с неуловимыми, как анекдотический ковбой Джо, тайными обществами.
                 
“Инферно”, третья часть псевдо-научного триллера, был снят интернациональной командой, в которой задействованы актеры из разных стран: Фелисити Джонс из Великобритании, Омар Си из Франции, Ирфан Кхан из Индии. Несмотря на то, что после выхода первой части экранизации Дэна Брауна “Код да Винчи” прошло 10 лет, Том Хэнкс все также исполняет главную роль, носится по свету и разгадывает головоломки. 
 
В каждой своей книге Дэн Браун раскрывает разные темы. Это новое приключение, и для меня в том числе. “Инферно” — наиболее стилистически отличается от других книг. Благодаря работе над “Инферно” я сумел вернуться назад, переосмыслить характер главного героя, понять, за что я и зритель его так полюбили... Подарок, который Дэн Браун дал мне как актеру — это шанс еще раз сыграть парня, который всем интересуется, всегда самоуверен и постоянно находится в поисках ответа. Мне 60 лет, и я профессионально занимаюсь актерством с момента, как мне стукнуло 20 лет (то есть – 40 лет опыта) и добился определенного уровня успешности. И если бы вы рассказали тогда, что у меня будет возможность пять раз поработать с таким профессионалом, как Рон Ховард, я бы не поверил в свое счастье. Я могу сказать, что я поймал свою счастливую звезду. (Том Хэнкс)
 
Съемки проходили во Флоренции, и интернациональная команда была покорена красотой и совершенством древнего города. Создатели фильма на этот раз решили не рисковать, уменьшив бюджет — и не ошиблись. 75-миллионный бюджет окупился лишь втрое. Впрочем, и критики на этот раз смилостивились. Они признали, что Рон Ховард режиссер если и не великий, то уж наверняка привносящий в происходящее долю иронии — “как минимум, он знает цену и абсурдности сюжетов, и беспардонности писателя”. Наверное, можно предположить, что больше Рон к экранизации Брауна обращаться не станет.
 
Сложный жанр документальной драмы
 
Несмотря на то, что политико-журналистская докудрама «Фрост против Никсона» Рона Ховарда едва окупилась в прокате, в 2009 году картина была номинирована американской киноакадемией на пять “Оскаров”. Впрочем, не выиграла ни одного.
 
Полудокументальная лента, слоган которой “правда только одна”, стала экранизацией одноименной пьесы Питера Моргана. Она имеет в основе известное интервью Ричарда Никсона британскому шоумену и телеведущему Дэвиду Фросту в 1977 году. Тридцать седьмой президент США впервые за 200-летнюю историю страны был отправлен в отставку в результате импичмента, событие само по себе беспрецедентное. Спустя три года после этой бесславной отставки и Уотергейтского скандала, экс-президент Никсон принял решение нарушить молчание и дать эксклюзивное интервью. Почему Фросту? На то имелось несколько причин, и щедрое вознаграждение, которое пообещал изыскать шоумен, не последняя из них. Фрост рассчитывал на  исповедь одиозного политика и сенсационные признания. Однако это интервью вылилось для обеих сторон в захватывающую интеллектуальную баталию, которая вошла в учебники тележурналистики.
 
Фильма о двух говорящих головах. Я вас умоляю! Это не должно работать вообще. Но это действительно работает, эффектно, и по сути. <…> Тем более замечательно, что режиссер Рон Ховард превратил успешную пьесу Питера Моргана в фильм, наполненный напряженностью, жгучим остроумием и мощной человеческой драмой. Ховард показал свою самую гениальную режиссуру, используя интервью как способ снимать слои, которые создают общий план. “Фрост против Никсона” — один из лучших фильмов года. (Rolling Stone)
 
Пьеса Питера Моргана “Фрост против Никсона” с большим успехом шла в театре, и за роль Никсона в оригинальном спектакле в 2007 году Фрэнк Ладжелла был удостоен театральной премии «Тони». Конечно, в киноварианте истории роль президента тоже досталась ему. Нужно отметить, что исполнитель второй главной роли — Майкл Шин — также воплотил в кинокартине образ, который ранее создал на сцене. Рон Ховард согласился стать режиссером фильма только в том случае, если студия позволит занять в главных ролях именно этих актеров.
 
Ховард вспоминал, что даже за пределами съёмочной площадки оба актера не выходили из своих образов и продолжали противостояние Фрост против Никсона, постоянно препираясь и пикируясь. Фрэнк Ланджелла настолько вжился в свой образ, что все присутствующие на съемочной площадке обращались к нему исключительно как к «мистеру Президенту».
 
Фильм получил блестящие оценки критиков и самые лестные отзывы в отношении режиссуры, но кассовые сборы едва покрыли расходы на съемки. Тем не менее, имя Ховарда накрепко стало связано с понятием высшей пробы профессионального мастерства и вкуса. 
 
Фрэнк Лангелла и Майкл Шин не пытаются имитировать своих персонажей, они в них перевоплотились. Ховард использует для съемок настоящие локации, но в целом фильм действительно сводится к этим двум сильным персонажам, противостоянию этих мужчин. Все, что мы знаем о реальном Фросте и настоящем Никсоне, не имеет значения. Пока работают камеры, все сводится к двум людям в одной комнате. (Роджер Эберт)
 
Астронавты и автогонщики
 
Приступая в 1995 году к фильму о полете на Луну американского экипажа «Аполлона-13», Рон Ховард не знал о предмете ровным счетом ничего. Фильм снят по книге «Утерянная Луна», написанной астронавтом Джимом Ловеллом в соавторстве с Джеффри Клюгером. Как и книга, лента повествует о реальной истории неудачной лунной миссии «Аполлон-13» —  самом драматическом моменте освоения космоса. В апреле 1970 года «Аполлон-13» должен был стать третьим космическим кораблём, который доставит астронавтов на Луну. Однако уже на подлёте к цели произошла авария, которая не только поставила крест на высадке, но и создала угрозу жизни экипажа. Фраза космонавтов корабля, обращающихся к диспетчерам на Земле «Хьюстон, у нас проблема!», сегодня известна каждому.
 
Рон Ховард приложил огромные усилия для создания ощущения полной достоверности происходящего. Сцены на корабле, в которых была необходима невесомость, снимались в условиях настоящей невесомости при полете на самолёте-лаборатории по параболической траектории (спуск-подъём-спуск и т. д.). В салоне самолёта для съёмок были оборудованы две тесных кабины — точные копии внутренних помещений Аполлона. Но перегружать кадр спецэффектами режиссер не стал все, что он решил показать зрителю — минимально и достаточно, чтобы не отвлекать от главного в фильме — истории противостояния человека стихии.
 
42-летний режиссёр Рон Ховард прежде был известен тем, что в большом кинематографе практически не знал провалов во всех жанрах — от фантастических комедий до своего рода «производственных драм» <…> «Аполлон 13» в каком-то смысле — тоже обычная производственная история: люди заняты своей нелёгкой работой, в их поведении на Земле и в космосе немало бытовых, даже снижающих излишний пафос деталей, и астронавты вынуждены ликвидировать прорыв вместе с центром управления полётами в Хьюстоне лишь потому, что иначе не выжить и можно подвергнуть сомнению всю космическую программу. Однако три самых патетических момента точно расставлены в более чем двухчасовом повествовании. Кстати, оно смотрится увлекательно — даже если мы знаем заранее, что всё должно кончиться хорошо.  (“3500 рецензий”)
 
«Аполлон-13» получил Оскара за звук и монтаж, и был номинирован еще семь раз: лучший фильм, мужская и женская роли второго плана, адаптированный сценарий, декорации, визуальные эффекты, и лучший саундтрек. Сага о неудачных покорителях Луны до сих пор входит в число 150 самых популярных фильмов за всю историю американского кино.
 
Фильм Рона Ховарда «Гонка» вышел в 2013 году, он повествует о драматической борьбе за титул звезд “Формулы 1” Ники Лауды и Джеймса Ханта в 1976 году. Лауда (в картине — Даниэль Брюль) консультировал Ховарда и помогал со съемками. Автор сценария Питер Морган потратил много часов на интервьюирование автогонщика, адаптируя его биографию в зрелищную историю.
 
Все, кто знает Ники, говорят, что Даниэль Брюль отлично его сыграл. Я чувствую облегчение, ведь это мой пятый фильм о реальных людях после картин «Игры разума», «Аполлон 13», «Нокдаун» и «Фрост против Никсона». Вы всегда испытываете странное чувство, впервые показывая людям картину. Я говорил жене: «К счастью, я добился некоторых успехов в жизни, но я рад, что моя жизнь не настолько интересна, чтобы рассказать о ней в фильме — должно быть странно видеть себя на экране».
 
Рон Ховард называл фильм “уникальной достоверной историей с сильными характерами, яркими эмоциями, юмором и интересным действием”. Сценаристы решили сделать Ники и Джеймса соперниками, хотя в реальной жизни эти гонщики дружили. Фильм получился захватывающим и правдивым, его горячо одобрили и кино- и спортивные критики.
 
От режиссера Рона Ховарда и сценариста Питера Моргана требовалось подать сюжет так, чтобы его поняли и приняли не только фанаты «Ф-1», но и обычные зрители, и с этим заданием парни справились. Хорошие спортивные драмы появляются редко, а хорошие автоспортивные — еще реже. «Гонку» Ховарда можно смело ставить на полку рядом с классикой — как минимум это лучшее кино об автоспорте за последние полвека. (Sports.ru)
 
«Самый сложный из моих фильмов»
 
Рон Ховард назвал фильм 2015 года “В сердце моря” своим самым сложным проектом. В основу фильма положены события, в действительности произошедшие с командой китобойного судна «Эссекс», которое затонуло после нападения крупного кашалота в южной части Тихого океана в 1820 году. Этот случай вдохновил Германа Мелвилла на создание романа «Моби Дик».
 
Безусловно, это самый большой вызов — и самый сложный из всех фильмов, что я сделал. Это и технические, и логистические вызовы, но также это эмоциональное напряжение, которое пришлось пережить задействованным актерам — они работали в сложнейших условиях.
 
В 1819 году американский корабль «Эссекс» с командой из двух десятков человек на борту отправился из порта в штате Массачусетс на китобойный промысел. Осенью 1820-го охота была прервана атакой гигантского кашалота на судно, в результате чего морякам пришлось пересесть в шлюпки. В течение трех с лишним месяцев они боролись за выживание посреди океана.
 
Зрители вынесут различные впечатления — кто-то увидит приключения, кто-то заметит сходство с сегодняшними политиками и экономическим давлением.
 
Критики не пощадили фильм. Ругали сценарий, поражались ходульности сюжета, который хотя и основан на реальных событиях, но совсем не убеждает в правдивости. Рецензии разнились только степенью неодобрения.
 
Режиссер Рон Ховард проделал большую работу, чтобы добиться реалистичного эффекта запаха соли в кадре. В первой половине все идет достаточно хорошо, но когда начинается действие, мы сталкиваемся с проблемами. Реализм пропадает, мы блуждаем в лабиринтах. Никакое количество поддельных капель на объективе не может скрыть смехотворные кадры с огромными китами, целый час бросающихся на корабль. (The Guardian)
 
NatGeo и Star Wars
 
Оскароносный Рон Ховард знает и взлеты, и падения. В последние годы он все меньше интересуется блокбастерами и больше внимания уделяет собственным кинопроектам. Недавно Рон снял документальный фильм-концерт рэпера Джей-Зи и ленту о популярном в США сериале «Замедленное развитие».
 
В апреле 2017 года канал National Geographic начал показывать первый игровой сериал собственного производства — амбициозный биографический проект «Гений», первый сезон которого повествует о жизни Альберта Эйнштейна (Джеффри Раш). Режиссером и продюсером выступил Рон Ховард. Фильм показывает гения физики настоящим художником, философом, человеком, во многом опередившим свое время. Порой у него из-за этого возникали серьезные трудности — что, само собой, предоставляет отличный материал для экранизации.
 
Наконец, говорят, что режиссерское кресло спин-оффа «Звёздных войн», посвящённого молодости легендарного контрабандиста Хана Сола, официально обещано Рону Ховарду. Так что, видимо, Рон Ховард еще удивит и зрителей, и критиков.