Джеймс МакЭвой



Правила жизни

Один из самых многообещающих актеров нашего времени шотландец Джеймс МакЭвой в кино явно не новичок. Неспешный подъем по карьерной лестнице подарил ему время для тестирования собственной идентификации. В надежде исключить вероятность столкновения с подводными рифами кинобизнеса и в силу рационального подхода к своему будущему, МакЭвой изначально определил для себя круг приоритетных ценностей и ни на йоту не изменяет им по сегодняшний день. Работая над успешным продвижением профессиональной карьеры молодой амбициозный шотландец заранее просчитывает резонанс от будущего проекта и коэффициент полезности своего участия в нем.

Представленные на суд зрителей кинообразы, созданные МакЭвоем определяются, в первую очередь, сценарием и характером персонажа — это основа основ принимаемого решения в участии съемок очередного фильма. А начинающий режиссер или маститый — это вторично, главное — захватывающая история и интересный персонаж.

Еще одна важная составляющая — сосредоточенность на своем зрителе. Во время съемок Джеймс неустанно занимается мониторингом своего результата на съемочной площадке, заранее просчитывая степень произведенного эффекта сыгранной сцены на аудиторию. Это неоспоримый факт, что МакЭвой обладает безукоризненной способностью очаровывать зрителя. Однако актер никоим образом не ставит это качество себе в заслугу, абсолютно уверенный в том, что оно априори является естественной сущностью профессии. В построении же своей роли он, прежде всего, настраивается на стратегическое мышление — жест, движение, поворот, интонация в голосе, тембр персонажа рассматриваются с учетом предугадывания особенностей монтажного процесса. Редкое качество для молодого актера.

После выхода фильма на экран Джеймс никогда не читает о себе в прессе, предполагая что после знакомства с отзывами и рецензиями лучше играть не станет, а вот веру в себя потерять может.

Принимая неотвратимость публичного компонента в своей профессии («ведь зрителю необходимо периодически напоминать, что я живой человек, а не только тот или иной персонаж, которого когда-либо играл»), МакЭвой, тем не менее, старается тщательно оберегать свой внутренний мир, ведь открыться для всех значит потерять себя. Он не позволяет работе контролировать свою личную жизнь. Именно по этой причине Джеймс отказывается от совместных съемок со своей женой — актрисой Анной-Мари Мак Дафф.

Таковы простые и суровые правила выживания актера Джеймса МакЭвоя. А начиналось все, как обычно.

Его Величество Случай

Уроженца Глазго Джеймса Эндрю МакЭвоя родной отец вспомнил лишь после того, как сын стал знаменитым. Ответ актера оказался лаконичным: «Будем считать, что у меня нет отца».

Детская мечта Джеймса о службе священника вступила в разногласие с патологической ленью к утренним подъемам. Однако главным препятствием к этой «святой мечте» стал Его Величество Случай, который посчитал своим прямым долгом вклиниться в судьбу юного шотландца.

По приглашению педагога литературы в класс к пятнадцатилетнему Джеймсу заглянул известный режиссер Дэвид Хейман, который познакомил школьников с историей театральных постановок шекспировских пьес, а на десерт выдал несколько горячих сюжетов с киносъемок. Заинтригованный незнакомым волшебным миром, МакЭвой забросал режиссера вопросами, более того, набравшись смелости, напросился к нему в актеры. Чем заставил Хеймана, во-первых, восхититься природной наглостью, во-вторых — запомнить мальчика, а в-третьих — пригласить его в свой фильм «Соседняя комната» (1995) на эпизодическую роль: «если бы не Хейман, я бы и не подумал стать актером — считая, что эта работа вряд ли мне по плечу».

Именно встреча с Хейманом дала Джеймсу уверенность в своем выборе: не испугавшись масштабного конкурса, МакЭвой поступает в Шотландскую Королевскую Академию Музыки и Драмы.

А в душе он танцует

Участие в телесериалах («Инспектор Линли расследует», «Убийство в сознании», «Белые зубы», «Война Фойла», «Разрушители легенд», " Дети Дюны«) помогают молодому актеру набраться опыта на съемочной площадке и довольно скоро делают его узнаваемым среди зрителей.

У МакЭвоя есть два, несомненно, мощных оружия для воплощения своих амбициозных замыслов в профессии. Своих персонажей (даже если эта роль эпизодическая) Джеймс наполняет удивительным обаянием и невероятной харизмой — не потому ль они запоминаются так надолго? Не менее важным качеством является умение актера виртуозно обращаться с главным инструментом, который, как известно, является зеркалом души: взгляд его героев порой выражают больше, чем сам текст.

Как пример, его первая главная роль в социальной драме ирландского режиссера Дэмиена О’Доннелла «А в душе я танцую» (2004). Молодой МакЭвой показывает настолько высококачественный уровень перевоплощения, что невольно возникает дилемма — это драматический талант, данный Богом или скрупулезное постижение актерской профессии, ее сути? В картине, экранизированной по рассказу Кристиана О’Рейли, герой Рори О’Ши страдает мышечной атрофией. МакЭвой строит игру на микроскопическом мимически-нюансовом многообразии своего лица. Актер опирался на четкое понимание: люди с мышечной дисфункцией предпочитают, чтобы их вовсе не замечали, чем жалели — и это стало определяющим в выстраивании роли. МакЭвой справедливо наделяет своего героя отвязностью в поведении, вызывающей, скорее, раздражение и злость, но только не вежливое равнодушие и унизительную жалость. Рори в исполнении актера наполнен жаждой жизни, ему хочется испытать всю гамму ощущений человеческого бытия. Показывая осознание своим героем приближения скорой смерти, МакЭвой играет душераздирающую отчаянность надежды — надежду в надежде на жизнь. Лишь единственная фраза, в которой Рори горько иронизирует по поводу того, что «город не приспособлен для самоубийства тех, у кого инвалидные коляски — ни один парапет не оснащен удобным пандусом», с беспощадной полнотой раскрывает всю внутреннюю драму этого мужественного парня.

Тумнус, Гарриган, Макбет и другие...

Завораживающая индивидуальная энергетика МакЭвоя насыщает многообразием диапазон возможностей его экранного преобразования.

С помощью книги писателя Клайва Льюиса «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и платяной шкаф», перенесенной на экран режиссером Эндрю Адамсоном, актеру удается вернуться в мир своего детства, в волшебный мир любимой истории. Своего персонажа — сказочного обитателя вечно заснеженной страны Нарнии — Мистера Тумнуса, МакЭвой награждает забавным очарованием, шкодливым обаянием и нескончаемой добротой. А маленькую героиню фильма он покоряет игрой на флейте — музыкальный по своей природе Джеймс прекрасно поет и играет на нескольких музыкальных инструментах, в том числе, и на флейте.

В мини-сериале «Шекспир на новый лад» (2005), персонаж МакЭвоя — помощник шеф-повара с роковой фамилией Макбет напоминает зрителям, что такие человеческие качества, как честолюбие, тщеславие и амбициозность не сдали свои позиции и благополучно царствуют в умах людей в двадцать первом веке.

Еще одна главная роль и интереснейший персонаж, с которым нас познакомил МакЭвой — Николас Гарриган из политической драмы «Последний король Шотландии» (2006) режиссера Кевина МакДональда — новоиспеченный врач, удрученный европейской комфортностью и скукой, решил податься жребию судьбы и угодил в Уганду, где вначале очаровался новым правителем этой страны Иди Амином, а позже пришел в ужас от методов его правления.

Жертвы предрассудков и обстоятельств

Особенно хорошо удаются МакЭвою роли романтических влюбленных, хотя такие работы рассматриваются им, как дополнение к вариациям профессионального разночтения.

В фильме «Джейн Остин» (2006) режиссера Джулиан Джаррольд, актер перевоплощается в обаятельного ирландца Томаса Лефроя, готового ради любви на безрассудный поступок. МакЭвой со своей партнершей Энн Хэтэуэй пытаются (и довольно успешно) объяснить нынешнему поколению зрителей, в какой степени условности и правила общества конца XVIII века влияли на любовь: из-за непреодолимых преград она становилась непозволительной роскошью. Искренность игры МакЭвоя впечатляет и обезоруживает: если у настоящего Лефроя была хоть толика обаяния Джеймса, то можно понять юную Джейн Остин, которая, не имея возможности стать женой перспективного юриста, оставшуюся жизнь пожелала провести в одиночестве. А впоследствии, став знаменитой писательницей, сублимировала свою большую, но несостоявшуюся любовь в знаменитые романы.

Еще одна жертва сложившихся обстоятельств, воплощенная Джеймсом на экране — молодой Робби Тернер — главный персонаж драмы «Искупление» (2007), снятой режиссером Джо Райтом по мотивам одноименного романа Иэна МакЮэна. Актер был настолько очарован сценарием, что этот факт как дополнительный бонус повлиял на успешность реализации роли, что, в сущности, подтвердили номинации «Лучшая мужская роль» в американском «Золотом глобусе» и британской BAFTA.

Богатейшая копилка собственных впечатлений и переживаний позволяет МакЭвою выуживать их и использовать для эмоционального рисунка своих героев. В стремлении достичь большего, актер дает согласие на участие в голливудском проекте режиссера Тимура Бекмамбетова «Особо опасен» (2008), основанном на одноименном комиксе Марка Миллара. Сохранившееся с далекого детства восхищение перед супергероями подвигло актера открыть в себе неизведанное, исследовать новую территорию: «Школьник, сидящий внутри меня, твердил, что я просто обязан сыграть в боевике». Для роли в этом фильме МакЭвой нарастил мышечную массу, овладел разными видами оружия, научился метать ножи, проводить кулачные поединки, в кадре самостоятельно выполнять сложные трюки. И хотя его партнерами в фильме были Анджелина Джоли и Морган Фриман, Джеймс все же отказался от участия в продолжение съемок. Более того, именно после этой работы МакЭвой намеревался сделать перерыв в кино, вернуться на родину, чтобы выступать на театральной сцене. Мотивация решения была такова: в театре есть возможность рассказать историю от начала до конца без остановки и тут же получить незамедлительный отклик зрителя. На самом деле, Джеймс был серьезно озабочен тем, что Голливуд, зацикленный на создании блокбастеров, катастрофически сужает возможности для самосовершенствования актеров, лишая их таким образом перспектив для профессионального роста.

Несостоявшийся развод с кино, или Максимальная эффективность

Но прощания с кино, пусть даже запланированного, пусть даже на недолгий срок, не случилось — МакЭвой попался на заманчивую приманку. Фильм режиссера Майкла Хоффмана «Последнее воскресение» (2009) позволил актеру соприкоснуться с жизненной драмой великого Толстого. Биографическая кинолента, созданная на основе романа «Последняя станция» Джея Парини, который, в свою очередь, построен на дневниковых записях Толстого, членов его семьи и близких друзей, раскладывает по полочкам предысторию трагического ухода Льва Николаевича из семьи. Джеймс МакЭвой играет личного секретаря писателя — Валентина Булгакова. Молодой человек, единственной целью которого было служение гению, оказался зажатым в тиски двух непримиримых бойцов внутреннего фронта, раздирающих душу и интеллектуальное имущество Толстого: приближенного к писателю Черткова и жены Толстого Софьи Андреевны. МакЭвой, с помощью мельчайших деталей собирает и создает внутренний мир своего персонажа, который находит внешнее отображение на экране. Мечты об идеальной любви, заложенные в душе молодого Булгакова на основе личного мировоззрения Толстого, начинают растворяться в реалиях настоящей жизни, юношеские воззрения вступают в бой с водоворотом жизни, в котором нет ясных ответов на мучающие его вопросы. МакЭвою близки и понятны внутренние сомнения своего героя.

В свое время Джеймса терзали не менее сложные вопросы: мучительное расставание с любимой девушкой однокурсницей Эммой Нельсон спровоцировало затяжную депрессию, осложнившуюся тягой к алкоголю. Лишь новая любовь в лице актрисы Энн-Мэри Дафф (знакомство состоялось на съемочной площадке сериала «Бесстыдники»), помогла актеру восстановить душевное равновесие. Когда же личные взаимоотношения с Дафф переросли в семейные и привели к появлению сына Брендана, душевные метания актера окончательно канули в Лету — семья обеспечила ему долгожданный, надежный, счастливый тыл.

Не менее серьезную внутреннюю трансформацию собственных ориентиров переживает еще один воплощенный актером персонаж. В исторической драме «Заговорщица» (2010) режиссера Роберта Редфорда герой Гражданской войны, сторонник северян и политических взглядов Авраама Линкольна, адвокат Фредерик Эйкен вынужден в силу своей профессии защищать перед военным трибуналом южанку, посягнувшую на жизнь шестнадцатого президента страны. Актер мастерски передает полную диаметральность первоначальных взглядов Эйкена, у которого в ходе циничного судебного процесса хроническая, на первый взгляд, неприязнь к подзащитной постепенно сменяется глубоким личным сочувствием, усугубленным отсутствием профессиональных возможностей. Эйкен выносит личный вердикт происходящему произволу: нельзя отнимать у человека право на жизнь, если он не виновен; судить и выносить приговор гражданскому лицу должен не военный трибунал, а суд присяжных.

В работе актера все подчинено принципу максимальной эффективности: скрупулезному аналитическому сканированию актер подвергает всех своих персонажей — мутантов, в том числе. В пятом фильме масштабного проекта о людях Икс, приквеле режиссера Мэттью Вона «Люди Икс: Первый Класс» (2011), в котором разворачивается предыстория взаимоотношений Чарльза Ксавьера и Эрика Леншера, молодой Ксавьер в исполнении МакЭвоя открывает в себе уникальные способности. Не мыслящий себя вне человеческого общества и мечтающий использовать свой дар на благо людей, Ксавьер открывает школу мутантов собрав команду из себе подобных. МакЭвой будто наслаждается плейбойством своего героя и его комфортным умением жить в ладу со своими природными телепатическими особенностями.

«Обожаю играть придурков и мерзавцев»

Богатая копилка собственных наблюдений, впечатлений, переживаний позволяет МакЭвою использовать ее для эмоционального насыщения своих ролей. Такая дотошность в работе справедливо поднимает планку экранного перевоплощения молодого актера до уровня филигранного мастерства. Как, например, в детективно-психологическом триллере «Транс» (2013) режиссера Дэнни Бойла, снятого по сценарию Джо Эхирна и Джона Ходжа, в котором Джеймс МакЭвой предстает в образе сотрудника аукционного дома. Сам актер, уверенный, что произведения искусства должны храниться исключительно в музеях, в фильме играет арт-дилера Саймона Ньютона, считающего, что шедевры мирового уровня, в частности, полотно великого Франсиско де Гойи «Ведьмы в воздухе» способно решить его, Саймона, материальные проблемы и потому для приобретения картины хороши все средства, в том числе, и незаконные. В этом многослойном фильме-головоломке, совершая путешествие в подсознание Саймона и взяв в попутчики зрителя, актер наглядно показывает, как на самом деле неоднозначна и противоречива человеческая сущность, в которой благополучно уживаются незащищенность и ранимость, коварство и подлость. Хотя МакЭвой нисколько не сомневался, что роль создана для него и мечтал ее сыграть, все же процесс вхождения в образ дался актеру нелегко — сосредоточенность Джеймса на роли временами давала сбой. Он был настолько эмоционально погружен в рабочую атмосферу, что временами терял контроль над своим персонажем. А в многодневных съемках сцены пыток психологическая изнуренность достигла такой степени, что актер, как и Саймон стал ощущать себя жертвой: «Я играл персонажа, который был жертвой не только физического, но и психологического насилия». Чтобы понять, насколько сильной деформации поддается человеческое сознание во время гипнотических сеансов, актер проштудировал огромное количество соответствующей литературы.

Грязь под микроскопом

Парадокс актерской природы МакЭвоя заключается в необычайном умении зарождать у зрителя противоречия, которые впоследствии удивительном образом перетекают в русло жалости и сочувствия к персонажам, которых логичнее было бы презирать и ненавидеть. Актер, получая высокую степень удовольствия от способности диалектически трансформироваться на экране, одновременно обогащает разноспектральность своей профессиональной составляющей. Не остается места сомнению, что именно эти причины плюс индивидуальная профессиональная философия заставили МакЭвоя очароваться «шокирующим сценарием, одним из лучших, что когда-либо я читал», и внедриться в человеческую душу, пожираемую собственными демонами: «Мне нравится предоставлять людям возможность исследовать ту часть себя, которую они не очень-то хотят видеть. Мне нравится проливать на это свет и делать это играючи».

Криминальную трагикомедию «Грязь» (2013), созданную режиссером Джоном С. Бейрдом на основе романа Ирвина Уэлша «Дерьмо», можно уверенно назвать театром одного актера. Обычно капризные кинокритики на сей раз оказались единодушны в высокой оценке актерского мастерства, признав воплощенный МакЭвоем образ, как вершину в его профессиональной карьере. С помощью своего персонажа — эдинбургского полицейского Брюса Робертсона, Джеймс МакЭвой погружается в такую грязь человеческой души, плутает по таким затемненным закоулкам мировоззренческого сознания, что не остается места сомнению в личностном эксперименте актера над своими собственными возможностями. МакЭвой изначально оформляет для себя основные компоненты в построении роли — Брюс последователен в своей победительной мерзости. Возомнив себя гениальным кукловодом и манипулятором в деле получения вожделенной должности, в то же время обуреваемый и раздираемый внутренними конфликтами, молодой мужчина в расцвете физических сил захлебывается в созданной вокруг себя грязи. Да, обрызгать грязью свое близкое окружение, но при этом не свалиться в нее самому — задача, в сущности, невыполнимая. Брюс Робертсон в трактовке Макэвоя безусловный палач собственной судьбы. Актер через своего персонажа мощно демонстрирует, насколько человеческий потенциал безграничен в своей бесчеловечности. Вместе с тем, игра МакЭвоя завораживающе опасна — его персонаж, в сущности отъявленный мерзавец, будит в зрителе сочувствие и сострадание: «Самая интересная задача для актера: сыграть отъявленного мерзавца так, чтобы зрители не сумели его возненавидеть».

Талантливый актер, находясь в зените творческого пути, продолжает радовать своего зрителя. В большой прокат выходят фильмы с участием МакЭвоя: «Люди Икс: Дни минувшего будущего» режиссера Брайана Сингера; вторая часть дилогии «Исчезновение Элеонор Ригби», режиссера Неда Бенсона, включенная в конкурсный показ Каннского кинофестиваля.

... Отдаваясь любимой работе, Джеймс не забывает о своих многочисленных увлечениях — он одинаково хорош в фехтовании, в регби, боксе, акробатике, парашютном спорте. Он превосходно поет и танцует, ему волшебным образом удаются цирковые трюки, как, например, фокус с заглатыванием шпаги. Так же фантастически он талантлив на кухне: готовить одно из его любимых времяпрепровождений.

Но, по мнению самого актера, главные мировоззренческие составляющие, на которых держится сущность актера и человека Джеймса МакЭвоя, таковы: профессиональная «Чего бы я ни достиг, я всегда буду учиться. Не хотел бы однажды почувствовать, что перестал быть учеником»; личная — обделенный в детстве отцовской любовью, Джеймс надеется быть для своего сына не только заботливым отцом, но и надежным другом.