Вигго Мортенсен



Вигго Мортенсен получил степень бакалавра политических наук, занимался антропологией, объездил множество стран — от европейского севера до американского юга, сейчас живет в Испании и является, пожалуй, одним из самых независимых актеров своего возраста. 

 
«Я не гоняюсь за фильмами с большим бюджетом, не ищу фильмов на определенном языке или снимаемых определенными режиссерами. Я просто хочу играть в том, что я буду не против сам посмотреть лет 10 спустя». 
 
В кино Вигго Мортенсен пришел довольно поздно: он начал играть в театральных постановках, которые были отмечены положительными откликами критиков и зрителей. И только спустя какое—то время был задействован в фильме «Свидетель» (1985) во второстепенной роли, сыграв Амиша Фармера. 
 
Настоящим прорывом можно назвать для него 1990-е — актеру стали предлагать играть не только второстепенных отрицательных персонажей рядом с Шоном Пенном, Аль Пачино или Кристофером Уокеном, но и позволили раскрыть «романтический потенциал» в картинах типа «Портрет леди» с Николь Кидман и «Солдат Джейн» с Деми Мур. 
 
Идеальное убийство
 
В 1998 году Вигго Мортенсен был приглашен на роль любовника-убийцы в ремейке известного фильма Альфреда Хичкока «В случае убийства набирайте «М» (фильм 1954 года, в котором снялась Грейс Келли). 
 
Его партнерами по картине стали Гвинет Пэлтроу и Майкл Дуглас. Необычное трио завоевало симпатии аудитории — большое достижение, особенно если учесть, что оригинал до сих пор входит в число лучших 250 картин «всех времен и народов». 
 
Сюжет картины не лишен интриги, хотя и имеет весьма косвенное отношение к хичкоковскому оригиналу: героиня Пэлтроу, богатая замужняя дама, влюбляется в своего протеже, бедного художника (Вигго Мортенсен). Муж Пэлтроу, магнат и меценат (Майкл Дуглас) следит за своей женой — самым большим и самым рискованным вложением средств, как он полагает. Неверность героини становится причиной ее смерти: миллионер не намерен рисковать своими активами. Орудием убийства же является не кто иной, как новоиспеченный и очень расчетливый любовник. 
 
Вигго Мортенсен, по свидетельству многих, несмотря на сравнительно небольшой опыт работы в больших проектах, вел себя куда более уверенно, чем та же Гвинет Пэлтроу. Чтобы успокоить актрису и настроить ее на нужный лад перед съемками любовных сцен, он пел ей серенады, услышанные когда—то в Аргентине. Интересно также, что в фильме использованы картины, написанные самим Мортенсеном — так что перевоплощение в художника получилось полным. 
 
После «Идеального убийства» Мортенсен сыграл в еще одном ремейке Хичкока — «Психозе», и тоже не самую положительную роль. И хотя он, по собственному признанию, никогда не искал для себя ролей — они сами находили его — участие в этих триллерах открыло перед Мортенсеном новые перспективы. 
 
Властелин Колец
 
Новое предложение поступило Мортенсену в 1999 году и отличалось своей неожиданностью: настолько оно не вписывалось в концепцию тех героев, которых Вигго уже успел изобразить на экране, что поначалу он даже отказался. И только просьба сына сыграть в новом проекте заставила Вигго Мортенсена передумать. 
 
Речь идет о работе над трилогией Питера Джексона «Властелин Колец». Джексон пригласил Мортенсена сыграть одну из главных ролей после того, как Стюарт Таунсенд был уволен — за день до начала съемок экс—исполнитель Арагорна крайне раздосадовал Питера Джексона. 
 
Вигго Мортенсен присоединился ко всей компании в Новой Зеландии, когда съемки уже шли полным ходом. И с упорством, которым актер всегда отличался при подготовке к роли, он приступил к урокам фехтования и верховой езды — тренировке основных навыков, которые были присущи его Арагорну. 
 
Сниматься и жить приходилось в буквально диких условиях — актеров забрасывали на вертолетах в заповедные зоны Новой Зеландии, где они должны были тренироваться, бегать перед камерой и без, порой оставаться жить на несколько дней. Перевоплощение было полнейшим. Но даже и без этого Мортенсен постоянно находился в образе короля — сосредоточенного, молчаливого, преданного идее и народу, настоящего воина из сказочных времен. 
 
Будучи интровертом по жизни, он сжился с образом Арагорна, бродячего рыцаря из самой что ни на есть благородной семьи. Он не снимал с себя костюм, носил меч, все время проводил в седле, объезжая территорию лагеря, где располагались герои и съемочная группа, верхом: 
 
«Так уж получилось, что мне нравится проводить время на природе. Мне нравится рыбачить, нравится ходить в походы. Поэтому мне не пришлось к многому привыкать — это все было в радость». 
 
Вигго Мортенсен после вспоминал, что тогда, в 2000-м, они совсем даже не были уверены в грандиозном успехе киноэпопеи. Пока фильм не показали в Каннах в мае 2001 года. Фактически, материал был отснят и готов в первоначальной режиссерской версии в декабре 2000-го, однако Питер Джексон постоянно что—то доделывал, переделывал, монтировал, переснимал. 
 
«Все было в какой-то суете и в каком-то хаосе. Он никогда бы не получил средств на доработку трилогии, если бы не успех первой части. Вторая и третья части готовы были выйти сразу в формате „домашнего видео“...» 
 
По мнению актера, «Братство кольца» оказалась лучшей частью из всех трех — во многом потому, что была снята и сыграна на одном дыхании. Актеры взаимодействовали друг с другом, несмотря на то, что ландшафт и ряд декораций приходилось воссоздавать с помощью компьютерных эффектов. Именно это взаимодействие, фактически жизнь бок-о-бок на протяжении нескольких месяцев, сделало «Братство кольца» настоящим братством. 
 
«Второй фильм трилогии стал раздутым, на мой взгляд, а третий — в нем и вовсе верх одержали спецэффекты. Это было грандиозно и все такое — но все то хрупкое, что было ценно в первой части — постепенно исчезло во второй и третьей». 
 
Роль Арагорна изменила жизнь Вигго Мортенсена: в одночасье он из известного кинолюбителям актера—интеллектуала превратился в мировую знаменитость и звезду, одно появление которого в фильме могло бы сделать кассу. Более того, именно после выхода в свет трилогии «Властелина Колец» — одной из самых коммерчески успешных в истории кинематографа — Вигго Мортенсен купил издательство, занялся выпуском собственных стихотворений, фотографией и музыкой... и совершенно отказался от участия в блокбастерах, стараясь выбирать роли сложные, мрачные и зачастую отрицательные. 
 
«Я привык к красной ковровой дорожке. Первый раз, когда мне пришлось проделать что—то в этом роде, была премьера „Властелина Колец“. До нее я более или менее жил как актер, но никогда не участвовал в премьерах и показах. А если и участвовал, никому не было дела до того, как я выгляжу, что говорю. Поэтому до недавнего времени и опыта—то никакого у меня не было. И, скажем честно, мир ковровых дорожек — это не тот мир, в котором мне хотелось бы жить».
 
Дуэт с Кроненбергом
 
Конечно, у Вигго Мортенсена случались проходные картины типа «Идальго» (2004) после его успеха у Джексона — впрочем, никто не застрахован от провала, тут он хотя бы получил удовольствие от испанского и верховой езды. 
 
В 2005 году актера позвал к себе режиссер Дэвид Кроненберг: так начался один из самых плодотворных творческих дуэтов. После отказа сыграть в его новой картине Гаррисона Форда и парочки подобных ему «мужественных» типов, Кроненберг удачно вспомнил, что до Арагорна Вигго Мортенсен сыграл дюжину умных парней со сложным характером и непростой судьбой. Интеллектуальный мачизм Мортенсена, известный по ранним работам, с годами лишь обрел более ярко выраженный оттенок. Актер, художник, фотограф и музыкант, — все эти стороны натуры Мортенсена требовали выхода в чем—то более совершенном и психологически тонком, чем образ лихого наездника в прериях. 
 
Сценарий «Оправданной жестокости» оказался на столе у Мортенсена во время поисков его идеального фильма: 
 
«Правда заключается в том, что я получал огромное количество тупых заказов, в большинстве своем — отвратительных сценариев. Я всегда очень выборочно подходил к работе. И теперь я чувствовал, что мне нужно найти мой сценарий, что—то, что я сам лично захочу увидеть в кино. И вот тогда сценарий Дэвида Кроненберга попал ко мне в руки. Я прочитал его и был страшно разочарован. Это было 120 страниц невнятного текста. И я подумал: «Ни за что». Куча бездумных драк, крови и жестокости по непонятным причинам. И я ответил: «Я люблю Кроненберга, но я не хочу впустую больше терять свое время»
 
Тем не менее, Кроненберг нашел способ встретиться с Вигго в Лос-Анджелесе. Режиссер и сам признал, что перед ним — триллер средней степени оригинальности и высокой степени желтизны. Кроненберг смог убедить актера в том, что он переработает сценарий, сделает его менее жестоким, более утонченным и осмысленным. «Оправданная жестокость» должна была в корне поменять свою тональность, стать фильмом об удивительном характере, а не об очередных разборках плохих парней. 
 
Итог получился впечатляющим — криминальная драма вошла в десяток лучших фильмов 2000-х годов и получила ряд номинаций на премию Оскар. Картина участвовала в Каннском фестивале, получила одобрение критиков. Многие называли ее современным вестерном, квинтэссенцией «американского характера» в изображении Мортенсена, Харрисона и других героев. 
 
«Фильм обманчиво прост, эта простота исходит от причудливо сложного Кроненберга. Подумайте как следует: это не про сюжет. А про его героя». (Роджер Эберт, Chicago Sun-Times) 
 
Второй совместной работой стал «Порок на экспорт» (2007), за который Вигго Мортенсен был номинирован сразу на две премии — «Оскар» и «Золотой глобус». Фильм — в отличие от «Оправданной жестокости», которая целиком и полностью снималась на Американском континенте и была посвящена истинно «американским» ценностям (пусть и очень трансформированным в пересказе героев) — фокусируется на бытописании русской мафии в Англии. 
 
Дэвид Кроненберг впервые в своей карьере снимал полностью в Европе, выехав за пределы родной Канады. Темная, тяжелая, брутальная, «стальная» в буквальном смысле картина как нельзя лучше вписалась в атмосферу современного Лондона, его окраин и трущоб, Лондона, очищенного от блеска одной из самых дорогих столиц мира. 
 
Новый герой Мортенсена — агент, работающий на российское правительство, который становится вором в законе и преемником главы одной из самых влиятельных группировки в Лондоне. Чтобы перевоплотиться в Николая Лужина, Вигго Мортенсен путешествовал в Москву, Санкт—Петербург, за Урал в Сибирь, где он провел 5 дней без переводчика. Он читал книги о ворах в законе, изучал российскую тюремную субкультуру и язык тюремных татуировок. Таким образом он совершенствовал специфический сибирский акцент своего персонажа, учил реплики на русском, украинском и английском. Во время съемок он использовал комболои (четки), сделанные в тюрьме из пластиковых зажигалок, и украсил свой трейлер репродукциями икон. 
 
Перевоплощение удалось настолько, что когда после съемок Вигго Мортенсен зашел в бар, не смыв предварительно с себя татуировки и не меняя сценического облика, некоторые из владельцев бара были сильно обеспокоены, узнав в нем вора в законе. 
 
Другие зрители (в их числе и самые строгие критики) отметили тонкую и очень интересную трактовку образа своего героя актером: 
 
«Вигго Мортенсен привнес в фильм вопросы этической неоднозначности и сложности, что сделало „Порок на экспорт“ куда более интересным, чем просто хорошо сыгранным триллером». (New York Post). 
 
Наконец, последним совместным проектом Кроненберга и Мортенсена стал фильм «Опасный метод» (2011), где Вигго сыграл отца психоанализа, Зигмунда Фрейда. 
 
История взаимоотношений Фрейда и Юнга в контексте их дружбы и непримиримой вражды из-за юнговской пациентки, а впоследствии известной ученой Шпильрейн — довольно вольная трактовка исторических событий, при этом неплохая адаптация пьесы Кристофера Хамптона «Исцеление беседой». 
 
Роль Фрейда кажется совсем уж необычной для Мортенсена — не только потому, что он не делает того, что обычно в фильмах с его участием: никаких тебе боев, мечей, рваных ран, мужественных сражений. Он проводит массу экранного времени, разговаривая. Тогда как обычно его герои — слушатели и созерцатели. 
 
«Вы знаете, для меня этот фильм — большой прорыв. Я обычно играю неразговорчивых персонажей. Если бы кто—то другой предложил мне сыграть в подобном проекте, я бы отказался. Я даже поделился своими сомнениями с Дэвидом, но он убедил меня участвовать». 
 
Кроненберг смог обнаружить в психоаналитиках и художниках общность: «Что на самом деле происходит? Что кроется за поверхностью? Что за силы направляют движение? Давайте пойдём глубже, давайте рассмотрим скрытые, или тёмные, или непризнанные стороны жизни. Художник делает то же самое с обществом в целом». Мортенсен, будучи поэтом и художником, согласился. 
 
Его Фрейд вышел крайне убедительным. Вигго Мортенсен буквально воплотил одновременно и отеческую заботу, и безгрешность и самолюбование, и самоиронию, которыми Фрейд отличался в отношении самых разных своих учеников и последователей. 
 
Его визави в фильме — Майкл Фассбендер, которого тоже сложно было представить в роли Юнга, однако же дуэт настолько хорошо выстроен, что собственно история Юнга-Шпильрейн (сексуального влечения и страсти) отходит на второй план. Солируют здесь, пусть и в переписке или же в научной полемике, Фассбендер и Мортенсен: «Тонкое рассуждение об эротике и перверсии за чашкой чая из превосходного китайского костяного фарфора. Что не мешает фильму быть радикальной современной историей про секс» (Entertainment Weekly). 
 
У всех есть план
 
После напряженного сотрудничества с Кроненбергом Мортенсен сыграл несколько эпизодических ролей в независимых лентах, оставаясь верным себе: выбирать для работы лишь то, что будет не стыдно и не скучно посмотреть спустя десятки лет. 
 
Первым большим проектом после после «Опасного метода» стал фильм Анны Питербарг «У каждого есть план» (2012, Аргентина). Вигго Мортенсен принял приглашение сняться в картине во многом потому, что она предполагала съемки и работу в Аргентине. Сам актер, проживший в стране 10 лет, с радостью окунулся в атмосферу детства и заговорил на аргентинском испанском. В этом неонуаре Вигго играет близнецов, которые решают обменяться своими историями жизни. Фильм был снят — как и большинство независимых проектов — фактически за бесценок, с очень небольшим бюджетом и в ограниченное время. Впрочем, это не помешало Мортенсену сорвать свои аплодисменты: многие критики отметили слабый сценарий, но отличную форму актера и сильную игру его в двойной роли.
 
«Я горжусь этой ролью. Было правильно снимать зимой, это придало фильму нужную атмосферу. Но это также усложнило процесс производства картины — у нас было меньше времени в течение дня на съемки. Было холодно, зимой погода переменчива. Но прекрасно!» 
 
Два лика января
 
В феврале 2014 года в рамках Берлинского фестиваля была показана экранизация романа известной писательницы Патриции Хайсмит «Два лика января» (1964), который был написан спустя девять лет после выхода в свет ее «Талантливого мистера Рипли». В дебютной работе Хуссейна Амини сыграли Вигго Мортенсен, Кирстен Данст и Оскар Айсак. 
 
Хуссейн Амини (обладатель двух номинаций на премию Оскар в номинации «Лучший сценарий») работал над картиной 10 лет, что не могло, конечно, не сказаться на ее качестве. Перед нами — триллер, снятый в лучших традициях саспенса. Сюжет развивается по спирали и герои не произносят лишних слов, которые бы снижали накал. Потрясающая музыка и филигранная работа оператора, солнечные пейзажи, сосредоточенность на игре актеров все больше напоминают о старом добром европейском кино. 
 
История разворачивается в 1960-е годы, в Афинах, где скрывается пара американцев — Честер и Коллетт МакФарланд. Они обаятельны и прекрасны, привлекательны и харизматичны. Честер знакомится с молодым американцем, Ридалом, работающем в туристическом бюро. Однако трио не получается остаться в дружеских отношениях: как только Ридал приоткрывает завесу «семейных тайн» МакФарландов, ни к чему не обязывающее приятельство сменяется шантажом, манипуляцией и мучительной зависимостью в духе романов раннего Фитцджеральда...  
 
По словам Мортенсена, это интересная история, но менее таинственная в сравнении с «Талантливым мистром Рипли». Она начинается уже с того, что мы знаем многое о главном герое — своего рода выросшем мистере Рипли. Вигго Мортенсен изображает своего Честера как подлеца и самоучку, который увлеченно поглощает знания, несмотря на откровенно провальное положение: он беглец и его разыскивают разгневанные товарищи по бизнесу, оставленные в Америке. Он до одури, до паранойи обожает свою жену — и это вскрывается после того, как в их отношения вклинивается третий. 
 
Ожидая сравнения с фильмом Мингеллы, Мортенсен подчеркивает, что «Два лика января» — куда более близок к оригиналу, чем фильм 1999 года. Мингелла безупречен в воссоздании духа времени, костюмов, музыки, атмосферы блестящего безделия, Амини пытается с присущей ему простотой рассказать сложную историю, уделяя основное внимание персонажам. Мортенсен — Айсак — Данст, находясь на пике актерской славы, прекрасно справились с поставленной задачей. И в итоге 
 
«Амини добился потрясающей игры от троих своих звезд, и от своей команды, так что вам придется признать, что свой дебют он прошел на отлично». (New Yorker) 
 
О планах
 
В августе 2014 года в европейский прокат уже вышел новый фильм с участием Вигго Мортенсена «Вдалеке от людей». В ноябре 2014 года вышел в большой прокат обладатель приза ФИПРЕССИ на Каннском фестивале (2014) «Хауха». И на стадии пост-продакшна еще одна работа актера — «Captain Fantastic» (2015). 
 
Помимо прочего Вигго Мортенсен устраивает выставку своих фотографий и мечтает стать режиссером: 
 
«Я бы хотел попробовать. Я люблю фотографировать и люблю актеров. И мне нравится процесс — нравится взаимодействие с людьми».