Тильда Суинтон



Тильда Суинтон, пожалуй, одна из самых загадочных актрис современного кинематографа. Хотя назвать её только киноактрисой было бы неверно: за свою долгую и довольно успешную творческую карьеру Суинтон была моделью, участвовала в независимых арт-перфомансах, играла на сцене классического театра, выступала на концертах рок-звезд, входила в состав жюри Берлинале, «Сандэнса», Венецианского биеннале и даже успела организовать свой кинофестиваль в родной Шотландии — входным билетом туда Тильда Суинтон сделала домашнее печенье или 2 фунта стерлингов. А основой программы — шедевры мировой классики. 

 
Сама Тильда неоднократно отзывалась о своей профессии как о своеобразной форме досуга или хобби: это то, что должно приносить удовольствие и быть результатом творческого порыва, вдохновения и тайны. 
«Странно, но даже снявшись в огромном количестве фильмов за последние 30 лет, я так и не чувствую себя профессиональной актрисой. Я никогда не думала связывать свою жизнь с киноиндустрией и до сих пор мы живём порознь, за исключением пары-тройки коротких стычек».
Орландо
 
В кинематограф Тильда Суинтон пришла через своё увлечение леворадикальным изобразительным искусством. В 1983 году она окончила факультет социологии и политических наук в Кембридже, где изучала литературу, начала играть в театре — студенческом, а затем даже успела присоединиться к Королевской шекспировской компании, прежде чем произошла её встреча с Дереком Джарманом, известным авангардным художником и режиссёром. 
 
С ним Суинтон проработала девять лет и заслужила имя «музы Джармана». Среди совместных проектов были исторически-живописный «Караваджо» (1986), натуралистично-шокирующий «Последний взгляд на Англию» (1988), фантастически-мизантропный «Сад» (1990), мрачный «Эдвард II» (1991, за него Суинтон получила премию Volpi как лучшая актриса) и последняя завершённая работа Дерека Джармана «Виттгенштейн» (1993).

 
Собственно, именно Дерек Джарман открыл в Тильде Суинтон её удивительную андрогинную красоту — и сделал её саму «произведением» искусства. Её пластика, мимика, необычная аристократическая внешность подчеркивались Джарманом, великолепным постановщиком и блестящим художником. 
«Лучше я буду красивой, чем милой».
«Помещение» Суинтон в «исторические» или сугубо «театральные» декорации выглядело как единственно возможное обрамление её странной красоты. Джарман, тонкий ценитель современного искусства и знаток перформанса, сотворил из Суинтон объект подражания, даже культа. Много позже, пользуясь наработками Джармана и своим сложившимся «имиджем», Тильда Суинтон «выставит» себя в огромном стеклянном кубе посреди галереи искусств: она будет спать в течение 8 часов, «изображая» произведение искусства. А в 2003 году вдохновит на создание линии женской одежды и после примет участие в дефиле. 
 
Однако её опыт с Джарманом оставалась во многом работой «для себя»: несмотря на положительные оценки коллег по цеху, экспериментальные картины авангардного режиссёра редко становились предметом общего внимания. 
 
Единственным фильмом 1990-х, который был не просто высоко оценён критикой, а заслужил большую любовь зрителей, стал «Орландо» Салли Портер — экранизация утопического романа Вирджинии Вульф. Наконец-то актриса смогла полностью реализовать себя в образе андрогина: материал позволил ей играть в рамках одной картины мужчину и женщину. 

 
Её герой, идеальный отпрыск аристократического рода, волею судеб награждён даром жить и блистать своей красотой вечно. Он исследует жизнь во всех её проявлениях: девять глав призваны рассказать о смерти, любви, поэзии, сне, путешествиях, открытия и науке. На протяжении 400 лет своей жизни Орландо меняет пол — родившись мужчиной, он чудесным образом превращается в женщину. 
«Я всегда удивляюсь, когда женщины восклицают, что не могут представить себя на месте мужчины, а мужчины говорят, что они не могут представить себя на месте женщины…  Потому что для меня это прекрасно «представляемые» вещи!». 
Экспериментальная лента неожиданно стала популярной, а Суинтон впервые вышла за рамки только «арт-хауса». Что, впрочем, не помешало ей провести ещё десяток лет на театральных подмостках и в творческом тандеме с малоизвестными широкой публике режиссёрами. 

«Я выбирала свои роли не потому, что хотела выиграть Оскар — или потому, что хотела сыграть именно такого персонажа. Но потому что хотела удовлетворить свое любопытство — каково это играть у человека, которого ты обожаешь». 
Роман с Голливудом 
 
«Короткие стычки», которыми Суинтон описывает свои взаимоотношения с популярным кинематографом, начались с участия Тильды в проекте британского режиссёра Дэнни Бойла «Пляж» (2000), который был призван вернуть Леонардо ДиКаприо на большую сцену после его удачи в «Титанике». Суинтон досталась эпизодическая роль — яркая настолько, что её легко запомнили. 

 
С этого (не самого удачного, надо сказать) проекта Суинтон стала чаще появляться в фильмах разнообразных режиссёров. Так, в 2001 году Суинтон сыграла в голливудской картине «Концы в воду» – экранизации романа Элизабет Холдинг. Её новая героиня, Маргарет Холл, мать взрослого сына, которого она подозревает в убийстве. Пытаясь «помочь» своему отпрыску, Маргарет скрывает улики с места преступления и становится жертвой шантажа. 
 
Сложная коллизия психологического триллера дала возможность Суинтон раскрыть свой потенциал. Фильм отмечали как очень реалистичный и захватывающий, а игру Тильды Суинтон называли невероятной. 
«Этот триллер отличает сенсационная игра Тильды Суинтон».
Wall Street Journal
В 2003 году в её карьере случилась первая премия BAFTA за роль в шотландском фильме «Молодой Адам». Тильда Суинтон сыграла немолодую владелицу угольной баржи, чья семья живёт и работает на реке. Тяжёлая криминальная история с новой стороны открывала таланты Суинтон как драматической актрисы: та, что ещё недавно воспринималась лишь как икона стиля и существо «прозрачное и неземное», вдруг обрела плоть, кровь, грязь под ногтями и просторечный выговор. 

 
После авангардных экспериментов с андрогинностью было неожиданно увидеть Суинтон в самом что ни на есть привычном и женственном образе — матери и любовницы. Откровенные сцены, жестокость как форма бытия и полное отсутствие даже намёка на утончённость сделали аристократку Тильду Суинтон воплощением простолюдинки образца 1950-х годов, времен «досексуальной революции». 
 
Квинтэссенцией этого особого типа «женственности», не знающей нежности и идущей вразрез со стереотипными представлениями о роли «матери и жены» стал фильм «Что-то не так с Кевином» (2011). 
 
Картина была впервые представлена на Каннском кинофестивале и получила огромное количество отзывов. В 2012 году за игру в нём Тильда Суинтон была удостоена премии «Золотой глобус», BAFTA и премии Гильдии киноактёров США как лучшая драматическая актриса — большего признания заслуг актрисы ещё не было. 
 
«Что-то не так с Кевином» — очередная экранизация современной прозы, в центре которой — обычная семья, мать, отец, дочь и 15-летний сын, который в один прекрасный день устроил кровавую резню в школе и попутно убил половину семьи. 
 
Суинтон работала над картиной несколько лет как продюсер, прежде чем фильм наконец-то был снят. Ей аккомпанируют Эзра Миллер (Кевин) и Джон Си Рейли — однако оба остаются в тени потрясающей, тонкой, невероятно пронзительной и при этом очень отчуждённой Суинтон. 

 
Весь фильм выстроен как рассказ от первого лица, от лица матери Кевина, которая погружается в воспоминания и вытаскивает оттуда то один, то другой клочок «жизни до трагедии». Она ищет ответ на вопрос — что не так с её мальчиком, её Кевином? Когда «это» произошло с ним? Как он превратился в чудовище? 
 
«Никогда еще игра не была столь прекрасна – как игра блестящей Тильды Суинтон в "Что-то не так с Кевином"!»
Rolling Stone.
«Этот фильм — размышление о боли, которую переживает мать, когда её ребенок оказывается монстром»
ReelViews.
 
Однако сказать, что Суинтон изобразила мать Кевина — Эду Хачадурян — исключительно с позиции «невинной жертвы» обстоятельств неверно. Актриса совсем не склонна оправдывать свою героиню, которая в воспоминаниях открывается зрителю как главное разочарование ребёнка, как источник его отчуждения и ненужности, нежеланности в этом мире. Недаром во время презентации Тильда Суинтон шокирующе безжалостно сформулировала основную идею картины (и главную суть своего образа): «Иметь семью — дело кровавое... Иметь ребёнка — дело кровавое. А уж быть ребёнком — тем более. Дать ребёнку жизнь — убийство. Ведь он попадает в самое жестокое место…» 
 
Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный шкаф  
 
Параллельно с драматическими картинами, снятыми в Голливуде, но всё же не предназначенными для семейного просмотра (хотя по иронии судьбы, затрагивающие именно семейную тему), Суинтон сыграла в сказочной трилогии — жест, которого от неё никто совсем уж не ожидал. 
 
Тильда Суинтон появилась в детской ленте «Хроники Нарнии» (2005), снятой по одноимённому роману Клайва Льюиса. Актриса воплотила в сказочном мире «по ту сторону шкафа» американский вариант Снежной королевы, злобной колдуньи, которая заморозила волшебную страну Нарнию и чуть было не уничтожила всех её обитателей. 

 
Вместо Тильды Суинтон на главную роль планировали взять Мишель Пфайффер — однако та отказалась, а Тильда попала в детский проект, который открыл перед ней новые горизонты! Вопреки страхам продюсеров — у Суинтон был такой послужной список, что в детском кино видеть её было по меньшей мере странно  — Тильду утвердили на главную «отрицательную» роль Белой Ведьмы. 
 
Конечно, появление иконы андрогинного стиля и звезды европейского арт-хауса в сказке запросто могло превратить её в одну из странных картин Дерека Джармана! Но, по мнению критиков, актриса была «рождена для этой роли», а её внешность идеально совпадала с описанием колдуньи в первоисточнике. 
«Самое сильное впечатление — от Белой Ведьмы. "Её лицо было белым, не просто бледным, но как снег или бумага, или как сахарная пудра, а губы — ярко-красными, — пишет Льюис. — Это было красивое, но надменное, суровое и холодное лицо". Это описание Тильды Суинтон, будто она была рождена для роли».
Guardian
Сама Тильда отмечала, что ей очень понравилось играть в «детском» кино — ей было, что сказать в Нарнии, а образ Джадис Белой Ведьмы оказался не таким уж и детским с точки зрения драматургии: в той или иной форме там присутствует весьма себе «взрослая» коллизия. 
«У тебя есть 90 минут, чтобы изложить идею своего персонажа. Если ты занят только в паре сцен, приходится работать очень быстро, и в любом случае ты играешь ненастоящего человека. Поэтому изображать Белую Ведьму или домохозяйку за мытьём посуды — примерно одно и то же. Ведьму даже проще: если играешь не человека, это в каком-то смысле честнее». 
 
Майкл Клейтон
 
Следует сказать, что ту же «ведьму», только перенесённую в мир топ-менеджеров, огромных денег, корпоративной этики и коррупции Суинтон сыграла и в своей оскароносной работе — фильме «Майкл Клейтон» (2008). 

 
Криминальная драма рассказывает о борьбе бывшего корпоративного юриста (Джордж Клуни) с огромной коррупционной машиной, возглавляемой богатейшими людьми. В этой традиционной коллизии «человек – корпорация» Тильда Суинтон должна была сыграть антипода Клуни, бизнес-леди, выбравшую сторону Корпорации. 
 
Внешне безупречно воплощающая корпоративный стиль, абсолютно обезличенная героиня Тильды Суинтон (стиль Кондолизы Райс, взгляд Снежной королевы, слова корпоративного секретаря) на самом деле излучает страх и тягучую, потную тревогу — как следствие того «неверного» выбора, который она совершила. Защищая интересы своего босса, она теряет себя: пространство вокруг героини Суинтон сужается, заполняется агрессией животного, загнанного в угол. 
 
Следуя простой логике, эта роль не могла пройти незамеченной: и Голливуд, и Киноакадемия любят «серьезное игровое кино», в котором решаются «настоящие» вопросы. 
«Фильм полон реальных персонажей, которые в состоянии не просто удивить вас, но даже превзойти все ваши ожидания».
Time Magazine
«Это идеальное упражнение на заданную тему. Я смотрел фильм дважды и во второй раз, когда я знал, что произойдёт, я получил ещё больше удовольствия от того, как замечательно показано происходящее».
Chicago Sun-Times
 
Участие в проекте Джорджа Клуни только подняло рейтинги, так что фильм был заранее внесён в шорт-лист Оскаровских номинантов. Впрочем, восторженные отзывы критиков не помешали Суинтон быть крайне удивлённой выбором жюри и победой в номинации «Лучшая женская роль второго плана»:
«На оскаровскую церемонию я поехала как турист. Представьте себе, вы достали билеты на финал Уимблдона, уселись на трибуне, а вас вызывают и дают ракетку. Меня охватил ужас, когда назвали моё имя. Стоять на сцене перед тремя миллиардами зрителей —это травма. Лучше бы они выслали приз почтой». 
Выживут только любовники 
 
После съёмок «Хроник Нарнии» началось увлекательное творческое сотрудничество Тильды Суинтон с Джимом Джармушем: она сыграла маленькую роль в фильме «Сломанные цветы», затем в «Пределах контроля», а спустя некоторое время приступила к работе над «Выживут только любовники» —фильмом, процесс работы над которым затянулся на семь лет. Именно столько потребовалось режиссёру времени на поиски финансирования, а затем ещё и на съёмки. 

 
При этом Тильда Суинтон была идейным вдохновителем и главным двигателем съёмочного процесса, который проходил почти два месяца на трёх континентах: 
«У Суинтон есть умение выделять то, что действительно очень важно в жизни».
Джим Джармуш
В результате Джармуш представил на Каннском кинофестивале после продолжительного молчания свой самый, пожалуй, изощрённый с точки зрения музыки и операторской работы опус. 
 
Вампирская романтическая зарисовка (на что-то эпическое это явно не тянет ни по замыслу, ни по форме) «Выживут только любовники» — своего рода творческая декларация сразу нескольких художников — Джармуша, Суинтон и Хиддлстона. 
 
Высказывание Джима Джармуша состоит из странной, всё больше похоронной музыки, бархатного шуршания средневековых тканей, шороха ковров и шипения иголки проигрывателя, скользящей по бороздам треков «золотого времени» расцвета цивилизации «зомби» — 1950-60 годов. Оно расцвечено цитатами из Марло, Шекспира, Шелли, Байрона, Эйнштейна и блюзовых гитаристов. 
 
Два героя — Адам (Хиддлстон) и Ева (Суинтон), две цивилизации Запад и Восток (Детройт и Танджер), два цвета — белый и чёрный, два направления — внутрь и вовне... — музыка и литература, женское и мужское — две стихии, наконец, заполняют собой экран. Крупные кадры, медленное движение камеры, как медленное дыхание истощённых и утончённых героев, затягивают. Всё вместе погружает сознание зрителя в полунаркотический сон, тяжёлый, глубокий и многоуровневый. Выход из которого — острый и неожиданный, как неприятное и вынужденное пробуждение. 
 
Отель «Гранд Будапешт» 

Тильда Суинтон так рассказывает о своей игре в последнем полнометражном фильме Андерсона «Отель "Гран Будапешт"» (премьера Берлинского кинофестиваля 2014 года):
«Мне нравится работать с моими друзьями. Поэтому когда Уэс Андерсон присылает мне письмо, в котором просит прийти, я не отказываю ему. Мне только что довелось сыграть 83-летнюю старушку, которой на самом деле 95. Она графиня, и играть её было странно: когда я получила приглашение, я была со своей умирающей матерью. Но почувствовала острую необходимость сыграть… Строго говоря, у меня потому и нет карьеры — у меня есть жизнь». 

Её Мадам Д. — ключевая фигура, вокруг которой строится вся анекдотическая коллизия. Мадам собирается оставить в наследство любимому консьержу Густаву (Райф Файнс) старинное полотно большой стоимости, вместо того, чтобы удовлетворить желания всех многочисленных родственников. 
 
Действие в картине разворачивается между двумя мировыми войнами. Андерсон помещает нас в выдуманное пространство Восточной Европы, где в миниатюре представлено европейское сообщество, переживающее тревогу и мучительную ностальгию по уходящему золотому веку модерна. 
 
Родственников старухи-графини и постояльцев некогда знаменитого на всю Европу отеля сыграли звёзды кино (Билл Мюррей, Оуэн Уилсон, Джуд Лоу, Эдриен Броуди, Том Уилкинсон, Уиллем Дефо и другие), так что фильм в этом отношении напоминает скорее веселую костюмированную вечеринку, нежели серьёзное посвящение Стефану Цвейгу (чьими трудами вдохновлялся Андерсон при работе над лентой). 
«Это было как участие в костюмированном вечере — лучшем в мире, а ты получил костюм, сшитый специально для тебя. И если говорить обо мне — ещё и добрую половину лавки мясника, которая оказалась на моём лице в виде грима».
Чтобы сыграть 80-летнюю богачку, Тильде Суинтон приходилось проводить по 5 часов кряду в гримёрке — это при том, что съёмки сцен с участием актрисы заняли всего два дня. Однако всем остальным эти два дня запомнились как ярчайшее событие в их жизни: 
«Вы знаете, её все обожают. Она не просто актриса — она относится к типу авангардных исполнителей и художников, очень яркая и очень забавная, и отлично находит людей, которые обладают похожей аурой».
Уэс Андерсон