Чиветел Эджиофор



Британский актер театра и кино Чиветел Эджиофор получил многочисленные награды “за выдающееся актерское мастерство”, в том числе Оскар, BAFTA, "Золотой глобус" и театральную премию Лоуренса Оливье. В 2008 году Эджиофор за заслуги перед искусством стал офицером Ордена Британской империи, взяв награду из рук королевы Елизаветы II.
 
Обладающий уникальным талантом, Эджиофор начал играть в театре еще в школе: многие указывают начальную школу Далвитча как первое место, где будущий Отелло вышел на сцену. В подростковом возрасте он присоединился к труппе Национального молодежного театра, затем поступил в Лондонскую академию музыки и драматического искусства и стал там одним из лучших студентов.
 
В театре Блумсбери он сыграл Отелло в 1995 году и повторил роль в 1996 году успех в Королевском театре.
 
Кино
 
В 1995 году Эджиофор выпустился из Академии и почти сразу же попал на съемки исторической драмы “Амистад” к самому Стивену Спилбергу. Спилберг выбрал юношу 19 лет на роль Джеймса Конвея.
 
Актриса и режиссер Дебби Аллен наткнулась на несколько книг о мятеже на корабле “Amistad” и принесла сюжет в HBO Pictures, которые решили сделать экранизацию истории. Стивен Спилберг, который хотел сменить тему после “Парка Юрского периода” (1997), был лично заинтересован в том, чтобы DreamWorks, студия Спилберга, взяла в работу новый проект.
 
"Амистад", как и "Список Шиндлера" Спилберга, — это кино о том, как хорошие люди пытаются реалистично работать в рамках злой системы, чтобы спасти нескольких ее жертв. "Список Шиндлера" лучше работает как повествование, потому что речь идет о рискованном обмане, в то время как "Амистад" — фильм о поиске истины, которая будет небольшим утешением для миллионов существующих рабов. В результате у фильма нет эмоционального заряда предыдущего фильма. Самое ценное в "Амистаде", это то, что он предоставляет лица и имена африканским персонажам, которых фильмы так часто превращают в безликих жертв (Chicago Sun Times)
 
Эджиофор исполнил роль переводчика, маленькую, но давшую ему возможность писать в своем кинопортфолио, что он играл у самого Спилберга. Впрочем, увлеченный театром гораздо больше, чем кино, Чиветел не сильно настаивал на развитии своей кинокарьеры.
 
Большим успехом стала главная роль Чиветела в фильме британского режиссера Стивена Фрирза. В 2002 году режиссер, обласканный за свой остросоциальный дебют “Моя прекрасная прачечная” и голливудскую классику “Опасные связи”, вновь обратился к иммигрантской лондонской теме и снял один из самых остросоциальных английских фильмов нового тысячелетия — “Грязные прелести”.
 
"Яркий и тонкий фильм об эксплуатации нелегальных иммигрантов", как его окрестили американские критики, стал англоязычным дебютом француженки Одри Тоту, которая сыграла в дуэте с блистающим в главной роли Чиветелем.
 
Фрирз дает представление о "грязном мире" лондонских мигрантов глазами своего героя, африканского врача, бежавшего из Нигерии из-за обвинений в убийстве жены. Роль Чиветела здесь ключевая: не опускаясь в пафос или в изображение множества страданий, он умеет быть молчаливым и грустным, вызывая эмпатию и сопереживание ко всем "жителям" его мира.
 
Сердце картины — жизнь горстки людей, африканцев, азиатов, выходцев с ближнего Востока, оплачивающих возможность остаться в Лондоне собственными органами, обнажает абсурдность человеческих устремлений и механизм самой безжалостной машины — торговли телом в самом буквальном смысле. Их старание заработать немного денег, достаточных, чтобы существовать чуть лучше, чем обычно. Они живут в постоянном страхе прихода иммиграционной службы, жаждущей депортировать их на родину, хотя современная западная экономика попросту не сможет функционировать без этого "дна".
 
Картина получила большое количество премий и положительных отзывов: это было словно продолжение "Прекрасной прачечной" семнадцать лет спустя. Но если "Прачечная" была комедией — то "Грязные прелести"  тяжелый криминальный триллер, снятый в крайне реалистичной манере. За главную роль Эджиофор получил награду British Independent Film Award. Это стало первой премией за кинороль — и пропуском в мировое кино.
 
Слава пришла незамедлительно: в 2005 году Чиветел получил предложение от Джулиана Джаррольда, известного своей работой на телевидении, сыграть главную роль в его полнометражном дебюте. Джаррольд собирался выпустить свои “Чумовые боты”.
 
Изрядно поднаторев в создании сериалов, Джаррольд наконец получил шанс сделать полнометражное кино — впрочем, история, которая попала в руки Джулиану, была далека от стандартной и банальной. В руки сценаристов попала статья в журнале, где рассказывалось про местного английского парня, который попробовал спасти фабрику по производству обуви в Нортгемптоншире (которая существовала там несколько поколений мастеров) очень необычным способом: он завоевал рынок “драг-квин” и стал выпускать обувь для трансвеститов.
 
Парень преуспел, спас местный бизнес и сохранил рабочие места для многих своих сограждан: социальная составляющая британского кино налицо. Однако от совсем уж социалистического кино в стиле Кена Лоуча Джаррольда отличала и очень современная составляющая, олицетворением которой стал Чиветель Эджиофор.
 
Фильм — наследие британских "странных но смешных" картин, в которых персонажи прогуливаются по скверной дорожке, но никогда не бывают замечены в совершении чего-то конкретно ужасного… (Chicago Sun-Times)
 
Именно этому темнокожему актеру надлежало исполнить роль местной парии, транса, который пытается найти себя в этом мире, а заодно и пару-другую подходящей обуви.
 
Приятная, но предсказуемая история, которая преуспела в одном: показать жизненную силу Эджиофора. Лондонский актер сначала появляется в виде детектива рядом с героем Дензела Вашингтона в "Не пойман — не вор", мы видим его с нью-йоркским акцентом — и вдруг он трансвестит по мини "Лола", исполнитель кабаре в парике, диких нарядах и макияже. Вот это игра! (Philadelphia Inquirer)
 
“Чумовые боты” были названы одним из самых интересных и британских фильмов года. В нем были удивительная легкость, отсутствие нарочитости и сентиментальности, он порождал ощущение того, что он сделан будто бы безо всяких усилий — что для дебютанта в художественном кино Джеральда было безусловной заслугой.
 
Тщательно сделанный Тимом Фертом и Джеффом Дином, фильм использует формулу «Монти Пайтона» и активно паразитирует на классовости общества, но искренняя и сдержанная режиссура Джулиана Джаррольда стирает любое чувство неловкости и нарочитости. (Chicago Reader)
 
За свой невероятный образ “Чумовых ботах” Эджиофор получил премию "Золотой глобус" и номинацию Британской независимой кинопремии. Он также был номинирован на премию BAFTA Orange Rising Star Award в 2006 году, которая является высокой национальной наградой для новооткрытых талантов в кино.
 
После оглушительного успеха Чиветела у Джаррольда актера пригласил на съемки в свой фильм “Redbelt” (Красный пояс, 2007) Дэвид Мамет — это оммаж Куросаве, своеобразный самурайский хит про мастера боевых искусств, который несмотря на сложнейшие жизненные перипетии не предал своей “клятвы самурая”. Красивый, сильный, временами очень тревожный и остросоциальный, “Красный пояс” снят по всем законам жанра спортивной драмы с элементами “войны против всех”. И фактурный, яростный, замкнутый и верный искусству героя Эджиофора здесь выглядит, как влитой.

Мамет хотел увидеть Чиветела в своем фильме еще со времен “Грязных прелестей” и “Чумовых бот” — “Согласитесь, ведь совершенно невозможно, чтобы один парень мог сыграть обе эти роли”. Подготовка актера к роли требовала максимальной отдачи. Каждый день в течение нескольких недель Эджиофор занимался 12 часов кряду — но даже после изнурительных тренировок Чиветел считал, что их недостаточно, чтобы выглядеть, как гуру джиу-джитсу. В 2007 году начались съемки, которые проходили в основном на Лонг Бич.
 
Моральная дилемма Майка Терри, тренера и учителя, разворачивается на фоне нечестных подставных боев, организованных местными преступниками и держателями клубов, бывших голливудских звезд, полулегальных бизнесменов и прочего отребья, которого полно в подобного рода историях. Однако именно фигура Эджиофора сделала “Красный пояс” из обычного фильма категории “Б” довольно мощную человеческую драму: он смещает фокус с боев и хореографии на очень тщательное изучение эмоций человека, живущего по законам чести в бесчестном окружении.
 
Эджиофор приносит волшебное спокойствие и благостную безмятежность в свои роли, которые имеют эффект, сбивающий вас с ног: в этом парне есть что-то мессианское. (Los Angeles Times)
 
Актер продолжил удивлять публику своими исключительными качествами и умениями и дальше: один за другим  с его участием в следующее пятилетие выходят фильмы самых разных жанров и направлений, как в широкоформатном кино, так и на телевидении.
 
Следующий мощный толчок карьере и без того очень любимого и популярного актера дала драма “12 лет рабства”, снятая Стивом МакКуином в 2013 году.
 
Фильм является киноадаптацией романа-воспоминаний Соломона Нортапа “12 лет в рабстве”. В 1968 году мемуары выпустили историки Сью Икин и Джозеф Лонгстон, рассказав всему миру историю свободного человека, которого в 1841 году похитили и отправили в рабство в Луизиане.
 
Чиветел Эджиофор всегда был для меня Соломоном Нортапом. Я искал кого-то, у кого были это благородство, эта человечность. Зная, что главный герой испытывает огромное давление и постоянно борется с обстоятельствами,  будет испытано, я нуждался в человеке, который действительно мог бы выстоять даже в периоды чрезвычайных пыток и ситуаций, когда он будет испытан до абсолютного предела. Он был единственным таким (Стив МакКуин, режиссер)
 
Сам Эджиофор был одновременно польщен и испуган предлагаемой ролью: он колебался и раздумывал, сможет ли воплотить всю величину трагедии и глубину режиссерского замысла в своем персонаже.
 
"Ты всю жизнь ждешь, когда великий сценарий постучится в твою дверь. Ты постоянно беспокоишь своего агента, и все такое, а затем приходит час, и ты читаете его, и первая реакция удивляет тебя. Потому что первая реакция такая: "А смогу я это сделать?"
 
Приняв роль, Эджиофор начал готовиться к съемкам. Он научился играть на скрипке, стал коллекционировать истории о рабах и рабстве, научился делать специальные прически, которые делали себе похищенные и отправленные в рабство соплеменники двести лет назад. И ему пришлось как следует попотеть, чтобы достичь необходимого физического облика: его герой работает 14 часов в день под палящим солнцем — это мускулы, пот, кровь и отчаянье, вкупе с умением собирать хлопок, утерянное нашими современниками, которые уже давно используют автоматизированный труд.
 
Чиветел с удовольствием и большим любопытством наблюдал за работой МакКуина и Майкла Фассбендера, их сотрудничество повторялось уже в третий раз: актеру были интересно перенять опыт такой работы.
 
Я был очень рад возможности показать фильм его потомкам и увидеть, что они гордятся своим прародителем.
 
Его игра оказалась настолько впечатляющей, что ни у кого не было сомнений в том, что выходец из Нигерии, рожденный в Лондоне, гениальный театральный актер, известный у себя на родине каждому, возьмет Оскара за роль американского раба — что и случилось 16 января 2014 года, когда Чиветел был официально назван в числе номинантов на премию Американской киноакадемии.
 
Это необыкновенное выступление Чиветела Эджиофора, на котором держится весь фильм, и именно его игра позволяет нам смотреть на действо, не моргая. Он играет Соломона с мощной внутренней силой, но никогда не выпячивает тихий кошмар, который является ежедневным существованием Соломона. (Entertainment Weekly)
 
Мощную внутреннюю силу, сравнимую разве что с библейской, пророческой (недаром Эджиофор в эпической ленте про Марию Магдалину как-то сыграет самого Петра), отмечали и другие критики:
 
Эджиофор всегда был ярким актером в прошлом (“Грязные прелести”, “Спокойствие”, “Поговори со мной”), но это, безусловно, его самая важная роль на сегодня. Стоический, бдительный, компрометирующий себя ровно настолько, чтобы остаться в живых, он — точка спокойствия и порядочности, вокруг которой крутятся безумства фильма. (The Atlantic)
 
Театр
 
Как уже отмечалось, Эджиофор никогда не относил себя только к киноактерам: скорее, наоборот. В театре его карьера сложилась к тому времени, как его начали активно снимать в Голливуде.
 
В 2000 году он сыграл в пьесе Синий / Оражневый на подмостках Королевского национального театра. В тот же год его исполнение роли Ромео в “Ромео и Джульетте” было номинировано на премию Иана Чарльстона, и одновременно Чиветел получил премию Джека Тинкера как “самый многообещающий новичок” (от London Evening Standard Theatre Award). Тогда же он впервые был удостоен номинацией на премию Лоуренса Оливье (британский театральный Оскар) как исполнитель лучшей роли второго плана.
 
Интересно, что Чиветел настолько гибок и пластичен, что может играть с одинаковым успехом как в английской классике — неувядающем Шекспире — так и в пьесах других драматургов, более современных. Так, в 2007 году он сыграл Тригорина в “Чайке” на сцене Королевского театра, а позже — Отелло в Донмар Вархаузе.
 
Чиветел Эджиофор показал нам самого запоминающегося Отелло, сыгранного за последние годы, — говорили критики.
 
За Отелло он и получил своего Лоуренса, продолжив выступать на лондонской сцене в самых разных амплуа, а в 2015 году снова стал кавалером Ордена Британской империи — пожалуй, одним из самых молодых в своем роде.
 
Режиссер
 
Премии и награды позволили актеру почувствовать относительную финансовую свободу и выступить в роли режиссера. В 2008 году он выходит со своим режиссерским дебютом в короткометражке Slapper, сценарий к которой он также написал, основываясь на идее Юсуфа Пирхасана. А ровно через десять лет Чиветел выпускает свою первую полнометражную художественную ленту “Мальчик, который обуздал ветер”.
 
“Мальчик, который обуздал ветер” рассказывает истинную историю Уильяма Камквамбы — юного малавийского гения, который построил ветряную мельницу в начале 2000-х годов, чтобы спасти свою семью и деревню от засухи и голода.
 
Мировая премьера на кинофестивале в Сандэнсе состоялась в 2019 году — и режиссерский дебют оскароносного актера Чиветела Эджиофора оказался таким же вдохновляющим, эмоционально чистым, гармоничным, каким вы можете только ожидать от фильма с довольно ярким исходным материалом, взятым из реальной жизни.
 
Да, местами эта историческая драма довольно предсказуема: есть в ней место и бедному ребенку, которого не поддерживает отец, и есть в нем сентиментальность, но в то же время, Эджиофор довольно мастерски использует все эти клише и создает неотразимый семейный фильм, который свеж, будто новое “Октябрьское небо”. Кстати, благодаря вниманию Эджиофора к деталям, его фильм не превращается в очередной рассказ про сельского гения: в нем невероятно красивы детали, пейзажи, ландшафты, люди. И при этом совершенно отсутствует сказочная составляющая: режиссер рассказывает нам истинную историю, далекую от идеализации.
Для Чиветела его подросток Уильям (Маквелл Сибма) — такой же герой и первооткрыватель, как покорители морей, океанов и завоеватели космоса. Из инструментов у него — упорство и ум, а преодолевать приходится косность сограждан, отсутствие поддержки общества и элементарную глупость и предрассудки.
 
На протяжении всего “Ветра” Эджиофор рисует многогранный портрет мира Уильяма. Внутри его дома мы наблюдаем за тем, что он видит и слышит через дверные проемы и окна — это банальные семейные разногласия и однобокие отношения между родственниками, беспокойные финансовые дискуссии, романы и сплетни… и так далее, и так далее. Вовне Эджиофор внимательно помещает ферму Камквамба в социальный и политический контекст, не отрывая камеру надолго от молодого героя.
 
Коррупция среди несимпатичных, властолюбивых фигур становится в центре внимания во время политического митинга, который быстро превращается в кровавый. И тогда начинается хаос, безжалостные мародеры маячат вокруг, и серьезный голод захватывает деревню Уильяма — душераздирающие последствия, в изображении которых Эджиофор верен самому настоящему британскому реализму.
 
“Мальчик, который обуздал ветер” — один из тех правдивых фильмов, который неизбежно идет к кульминации в финале. Некоторые могут назвать фильм предсказуемым, но Уильям, который в реальной жизни работал над многочисленными последующими проектами в области устойчивой энергетики и окончил Дартмутский колледж в 2014 году, в конце концов оставляет бесспорно мощное впечатление.
 
Во многих отношениях это обычный фильм, но он медленно и эффективно ведет нас к удивительно яркой кульминации, показывая акт подавляющей изобретательности, которую трудно отрицать. (The Guardian)
 
Его дар безграничен: талантливый человек талантлив во всем — и в театре, и в кино, и за штативом камеры, и в словах сценариев и статей, которые Чиветел с удовольствием экранизирует.