Киллиан Мерфи



Ирландская мафия в кино — великая сила: голубоглазые киллеры с ликом херувимов и печальные Гамлеты — актеры на любой вкус давно стали своими в Голливуде. Киллиан Мерфи в их числе. Уроженец Корка, Мерфи совершенно не собирался быть актером: его гораздо больше прельщала карьера певца. Со своим ансамблем Мерфи собирался покорить весь мир и даже чуть было не продал права на свои песни звукозаписывающей компании.
 
Оглядываясь назад, я очень рад, что мы не подписали никакого соглашения со студией: потому что тогда ты начинаешь писать музыку под лейбл, и вся ваша жизнь принадлежит студии, а не вам.
 
Вдохновленный на артистическую деятельность своим преподавателем, поэтом и прозаиком Уильямом Уоллом, Киллиан чувствовал себя почти что рок-звездой, прежде чем попал на представление “Заводного апельсина” в одном из театров Корка. “Апельсин” перевернул его жизнь — Мерфи захотелось самому выступать на сцене, и не в качестве певца, а уже в качестве актера.
 
Дискосвиньи
 
Поэтому совершенно неслучайно, что в первой же постановке “Дискосвиней” (пьесы Энды Уолш, современной ирландской писательницы на сцене местного театра) — спектакля с участием только двух актеров — одним из героев был … Киллиан Мерфи.
 
Я пришел, постучал в дверь театра и сказал: «Послушайте, если у вас есть какие-нибудь роли в каких-нибудь пьесах, дайте мне знать». А мне сказали: « Есть пьеса, которая называется Disco Pigs, приходите на прослушивание”. Я пришел и  получил роль. Как-то так.
 
Автор Эдна Уолш лично участвовала в отсмотре актеров на главную роль. И открыла талант Мерфи.
 
Что-то было в нем — он был невероятно загадочным, и он входил в комнату с настоящим вызовом, и вы говорили: «Боже мой!». Дело вообще было не в его чертовых глазах, о которых постоянно говорят!
 
Спустя 20 лет Мерфи вспоминал, что он был невероятно наглым и дерзким, ему совершенно нечего было терять —  и, очевидно, именно это качество актера показалось Уэлш наиболее подходящим для роли Даррена “Свина”, подростка 17 лет, который живет в Корке и единственным другом которого является Шинейд “Свинка” (Кэссиди).
 
“Свин” — одинокий, жестокий, непредсказуемый, влюбленный, мечтающий, плохо отделяющий реальность от своих снов юноша, который не может пережить необходимость взросления и ухода от друга детства, Шинейд. Рожденные в одно и то же время, проведшие детство бок о бок, Даррен и Шинейд как близнецы: только разница в том, что их экзистенциальное родство не перетекает в родство по крови. И когда Даррен обнаруживает, что он предан Шинейд не как брат, но как влюбленный, дело заходит слишком далеко.
 
“Дискосвиньи” стали настоящим театральным событием: они шли месяц в Корке, а затем попали на гастроли по всей Европе, Канаде, Австралии… Актеры, задействованные в спектакле, Мерфи и Эллен Кэссиди, на два года выпали из жизни —  так что с университетом Мерфи пришлось завязать. После своего возвращения в Корк Киллиан уже не мыслил себя без театра.
 
Я собирался вернуться к игре в группе; я просто воспринимал актерство как развлечение. Но на деле все было совсем по-другому. Я не думаю, что понял, что это была карьера до недавнего времени. Но я не наслаждаюсь ничем так сильно, как игрой. Я никогда не получал удовольствия от чего-либо, такое же, как от игры…
 
28 дней спустя
 
В 2000 году Киллиану пришло приглашение сняться в экранизации “Дискосвиней”: никого, кроме него и Кэссиди режиссер Кирстен Шеридан не готова была видеть в качестве исполнителей главных ролей. И вот в 2001 году вышел одноименный фильм, который сделал Мерфи звездой независимого молодежного ирландского кино. Мерфи был номинирован на ряд премий и стал узнаваемым молодым актером.
 
В театре Корка он отыграл довольно внушительный репертуар и только переехал в Дублин, чтобы играть на сцене местного театра после успеха в Корке, как тут же попал в поле зрения Гейл Стивенс, ассистента по кастингу в новой картине Дэнни Бойла “28 дней спустя”.
 
Мне очень повезло работать с множеством замечательных режиссеров и во множестве великолепных пьес. Я перешел от меньших ролей на сцене к большим ролям на сцене, затем от небольших ролей в фильмах к большим ролям в фильмах. Все это было очень органично
 
Гэйл Стивенс предложила Бойлу обратить свое внимание на Мерфи, который сразил ее в “Дискосвиньях”.
 
Мы подумали, что для нашего нового фильма более уместно, чтобы он не был звездой. Скорее, актерский ансамбль должен был быть сообществом людей, которых мы отбирали как равных между собой.
 
Стивенс рассказывала, что в начале фильма Киллиан появился обнаженным только после того, как она и Дэнни были заворожены пластикой актера во время съемок. Специально, чтобы продемонстрировать животную грацию Киллиана, Бойл включил сцену в самое начало. Мерфи ужасно стеснялся, стараясь не смотреть в камеру, но обладал при этом невероятной, таинственной, околдовывающей харизмой, которая играла на руку режиссеру, поскольку придавала картине нужную фантастическую тональность.
 
Его Джим, выживший после сущего Апокалипсиса и очнувшийся от долгого сна в коме - прекрасный образ.
 
Лицо Мерфи передавало всю растерянность, невинность и удивление, которое мы ожидаем от созданного героя, который понимает, что он вполне может быть последним человеком на земле (Backstage)
 
Фильм вышел в Британии в конце 2002 года и получил невероятно высокие отзывы плюс огромную кассу в международном прокате. Мерфи впервые вышел к зрителям не как участник независимого ирландского кино или театральный актер: он стал знаменитым киноактером для массовой аудитории.
 
Выступление принесло ему номинацию «Лучший новичок» на 8-й церемонии вручения премии Empire и “Лучшая мужская роль” MTV Movie Awards 2004 года.
 
Во время многочисленных интервью новоявленная звезда Мерфи рассказывал, что считает фильм гораздо глубже, чем просто фильм о зомби или ужасах, выражая удивление по поводу бешеного успеха фильма и того, что американская аудитория хорошо отреагировала на его содержание, несмотря на кровь, ужасы и насилие.
 
Мне повезло, что меня поддержали такие великие люди, как Дэнни. Он позволил мне быть в “28 дней спустя”. Но, в конечном итоге, если ты не будешь сниматься, не будешь работать — ты не будешь нанят. Ты так же хорош, как и твоя последняя роль.
 
“28 дней спустя” попал в топ-20 лучших фильмов десятилетия:
 
Фильм про зомби? Политическая аллегория? Гуманистическая драма? “28 дней спустя” — все это и многое другое — настоящее произведение искусства, созданное режиссером на вершине его карьеры. Что удивительного в фильме, так это то, как в нем искусно уравновешены сцены чистого ужаса, подкожного кошмара с моментами интимной красоты (Top 20 horror movies)
 
Огромная популярность на родине позволила Мерфи успешно получать роли и на театральной сцене (в 2003 году он играл в “Чайке” Чехова), и в национальном кино (“Разрыв” с Колином Фарреллом стал одним из самых коммерчески прибыльных независимых ирландских фильмов десятилетия).
 
Критики как один видели в нем новый голос ирландского кинематографа: в отличие от своих собратьев, Киллиан был более собранным (чем Фаррелл) и менее эпатирующим (Рис Майерс), более трудолюбивым и действительно влюбленным в работу.
 
Мерфи легко и непринужденно исполняет роли, демонстрируя изящество и правдоподобие. Его хрупкая внешность, так же как и его актерское мастерство, заставили многих увидеть в нем следующего Колина Фаррелла, хотя его вряд ли поймают на том, что он пьяный дерется на премьере (International Herald Tribune)
 
Голливуд
 
Такие рекомендации критиков и коллег по цеху не могли не привести Киллиана прямиком в Голливуд.
 
Если есть возможность поработать в хорошем кино с хорошим режиссером - нужно ее использовать. Будет глупо отказываться.
 
2005 год стал для молодого ирландца урожайным на прекрасные, яркие роли у лучших молодых режиссеров и студий —  именно в этому году Уэс Крэйвен снял свой “Красный глаз”, Кристофер Нолан выпустил первого “Бэтмен: Начало” с Кристианом Бэйлом в главной роли… и Нейл Джордан сделал экранизацию “Завтрака на Плутоне”. И везде, в каждой из картин, Киллиан Мерфи был в числе лучших в актерском ансамбле, если не феноменальных исполнителей.
 
Я хочу заниматься разными вещами, сохранять интерес и продолжать совершенствоваться. Куда бы это меня ни привело! Нет никакого плана - все это вне контроля в любом случае. Единственное, на чем я всегда настаиваю, это разнообразие. По поводу каждой роли — вы должны бояться, что не сможете ее сыграть. Иначе нет смысла это делать.
 
Когда Мерфи услышал, что Нолан ищет исполнителя на главную роль в нуарном “Бэтмене”, он ринулся вперед: однако для того, чтобы получить роль, Киллиану не хватило веса. В буквальном смысле Киллиан не мог похвастать огромными мускулами и невероятной силой, которой обладает Бэтмен.
 
Я увидел Киллиана в фильме “28 дней спустя”, и был поражен необычайной интенсивностью его выступления. Мы проверили его на Бэтмена, и его присутствие просто взорвало экран. Все, кто видел его, были очень взволнованы идеей использовать его в роли Пугало. Он обладает фантастической способностью проецировать внутренние страсти с силой, которая может быть одинаково пугающей и соблазнительной. (Кристофер Нолан)
 
Так что нолановское желание использовать магию Мерфи в своем проекте в главной роли не сбылось —  но зато у Киллиана были все шансы сыграть одного из отрицательных персонажей.
 
Я бы сделал любой фильм с Крисом Ноланом. Потому что у него всегда хороший сценарий и интересные роли.
 
В качестве Пугала Мерфи смог продемонстрировать потрясающее умение быть разным, меняться у одночасье, и при этом оставаться совершенно холодным и спокойным. Некоторые зрители и критики поговаривали, что хамелеон-Мерфи не просто украсил шоу - он его украл…
 
В роли доктора Джонатана Крэйна, также известного как Пугало, мягкое спокойствие Мерфи было использовано как один из самых пугающих образов в фильме «Бэтмен начинается». (Backstage)
 
Вторым фильмом, где Мерфи блестяще демонстрировал весь спектр своих возможностей, стал триллер Уэса Крейвена “Ночной рейс”: в паре с Рейчел МакАдамс Киллиан смог создать атмосферу и саспенса, и романтического ожидания, и нервного срыва, и жестокой расчетливо игры не на жизнь, а на смерть.
 
Уэс не был соперником Нолану в части мощных декораций и перемещений своих героев из песков Азии в фешенебельные районы Нью-Йорка. В его картине все очень локанично и остро, а основной акцент смещается с действия на диалоги и переживания, на взаимодействие, терпкое, колючее, неудобное, острое - между двумя действующими лицами, мужчиной и женщиной, которые - как кажется сначала - волею судеб оказываются рядом в долгом ночном перелете.
 
Я был очень аккуратен: нельзя было воспринимать этого персонажа как плохого парня с самого начала. Он был выбран для своей работы, потому что у него есть харизма, есть энергия. Нельзя было раскрыть всю мощь и интесивность характера слишком быстро.
 
Критики выражали свое восхищение дуэтом т химией между актерами: МакАдамс, ранимая, хрупкая, женственная прекрасно отражала и дополняла тонкого, но жестокого, фанатично-безжалостного Мерфи.
 
МакАдамс убедительна потому, что не выходит ни н минуту из образа. Она остается хрупкой и ранимой даже тогда, когда ситуация требует от нее иного. А Мерфи -... ему удается менять характер своего персонажа, несмотря на рамки сценария. (Chicago Sun Times)
 
Словом, недаром знатоки прочили Мерфи множество номинаций за лучшую мужскую роль в “Ночном полете”: молодой ирландец действительно был в числе лучших исполнителей.
 
Завтрак на Плутоне
 
Однако “Золотой глобус” замаячил на горизонте не за нолановский и не за крэйвеновский проекты. В 2005 году, после двух мощных триллеров, с участием Киллиана вышла удивительная мелодрама (или трагикомедия - тут с определением жанра будут проблемы).
 
Написанная Джорданом и Патриком МакКэйбами, эта лента - экранизация романа 1998 года “Завтрак на Плутоне”. Если коротко, она рассказывает в нескольких главах о путешествии и становлении главного героя / героини, которая ищет любовь и наконец обретает ее.
 
Эту роль Мерфи надеялся сыграть с тех пор, как впервые прослушался на нее в 2001 году. Однако у режиссера фильма, Нейла Джордана не было средств на съемки. Четыре года Джордан ждал момента, а Мерфи не позволял ему забыть о замысле и том, что именно он должен сыграть главную роль.
 
Киллиан был не совсем известен, но на кастинге устроил потрясающий спектакль. Проблема была в том, что после этого он так и не оставил меня в покое.Каждый раз, когда мы встречались, он спрашивал:« Ну и когда мы начнем снимать?”

Наконец в 2004 году желание Мерфи сбылось: Джордан получил финансирование на 10-недельные съемки фильма, главным героем которого должен был стать… урод
 
Все, что вам нужно было в этом фильме - играть урода, - именно так Нейл описывал персонажа “Завтрака на Плутоне”, трансвестита, живущего в 1970-х, времени сексуальных революций и скандалов, нетолерантного общества и политических законов, согласно которым любые перверсии становились объектом психиатрии и требовали “принудительного лечения”.
 
Патрик “Китти” Браден - безусловно, мог стать ролью всей жизни для любого молодого актера, который еще не сыграл у Нолана или Бойла. Для Мерфи Китти, яркий и хрупкий, эксцентричный и ранимый, грубый и невыносимый был лишь рубежом - ролью, в которой актер мог бы показать все грани игры.

Со многими из своих персонажей раньше я имел какую-то точку соприкосновения, что-то общее. А с Патриком нас ничего не объединяло.
 
Для подготовки к роли Киллиан встречался с трансвеститом, который помогал ему выбирать одежду, управлять своим телом, своим голосом, манерами. Он водил Мерфи по клубам и специальным закрытым местам, чтобы тот в короткое время мог проникнуть в психологию, в то, что обычно закрытое сообщество скрывает от окружающего враждебного мира.
 
Мерфи перечитал книгу и многое обсудил с МакКэйбом, который частенько появлялся на съемочной площадке.
 
Понимаете, эта книга - шедевр, однако совсем далекая от экранизации - а фильм должен быть визуализацией в первую очередь. Я сам для себя выбирал эпизоды, не вошедшие в фильм, для разработки характера персонажа
 
Патрик не просто одинокий юноша, который пытается найти мать и обрести целостность идентичности: это еще и очень текучий персонаж. Он настолько гибкий, настолько мягкий, что поймать его почти невозможно.
 
Физическая сторона роли не была очень сложной - это просто костюм, грим, укладка… сложнее было с голосом и с походкой. И с образом в целом - важно было поймать его, найти точку соприкосновения.
 
Безусловно, Киллиан преуспел в том, чтобы найти и точку соприкосновения, и точку сопереживания: не скатываясь в сентиментальность, не уходя в шарж и фарс, Мерфи очень аккуратно, очень изящно создает Патрика - шаг за шагом, воспоминание за воспоминанием.
 
Это тот фильм, который не сработает, если вы не сможете найти подходящего актера для главной роли. Я смотрел на Киллиана, а он был такой живой, такой яркий. Но я немного нервничал по поводу другого аспекта -  той части жизни Патрика, которая связана с переодеваниями и терроризмом. Поэтому я отложил фильм в сторону и продолжил работу над сценарием. А Киллиан все время приходил ко мне и говорил: “Мы должны сделать этот фильм. Я стану слишком старым, когда ты, наконец, закончишь!” (Нейл Джордан)
 
К вящей радости Мерфи и зрителей, “Завтрак на Плутоне” вышел в 2005 году. И был назван в числе лучших фильмов в карьере Мерфи. Это был безусловный успех: актер перешел из лиги новичков в лигу чемпионов и мог отныне спокойно выбирать роли у больших режиссеров - чтобы с наслаждением играть самых удивительных персонажей.
 
Пекло
 
После невероятного успеха картины Нейла Джордана Киллиану Мерфи поступило не одно предложение от разных студий и режиссеров. Но, пожалуй, самым важным и значимым стало приглашение Дэнни Бойла в новую картину “Пекло”, которую Бойл теперь снимал в Америке.
 
На этот раз Бойл приглашал на прослушивание, но Мерфи не был единственным кандидатом, как в “28 дней спустя”. Новый научно-фантастический бестселлер от мизантропа Бойла требовал от всех участников непременного кастинга. И давнее знакомство совершенно не меняло дела.
 
Это то, что мы делаем; мы - актеры. Я не понимаю этого в других актерах - которые говорят, что не будут ходить на пробы.  Я хотел показать ему, что могу это сделать.
 
В итоге Дэнни выбрал Киллиана на роль в американском “В пекле”, действие которого также разворачивалось вокруг атмосферы катастрофы и внезапного спасения от нее.
Я думаю, что «Пекло» в итоге оказалось близким к тем фильмам, которые вдохновляли меня на его создание. Я понимал, что, снимая фильм о космосе, мы всегда работаем в узких рамках, в которых тяжело оставаться изобретательным. Выбор всегда очень и очень специфичен. И делать его нужно крайне осмотрительно. Мне кажется, что многие люди думают, что «Пекло» — просто еще один фильм из целого ряда «фильмов про космос». Но когда вы смотрите его, вы понимаете, что он обладает этической оригинальностью. И я этим горжусь. Я вымотался, работая над ним. И больше никогда не решусь на повторные съемки картины подобного жанра и тематики. (Дэнни Бойл)
 
После “Пекла” с его блестящим актерским составом и требованиями Киллиана, пожалуй, сложно было удивить и режиссерами, и ролями: за десятилетие, прошедшее с 2007 года, он снялся более чем в 20 картинах разного уровня и жанра - от комедий до триллеров, причем триллеров и военных драм в его карьере с возрастом становилось все больше.
 
Острые козырьки
 
Наконец, своего рода бенефисом актера стал невероятно популярный сериал BBC “Острые козырьки”, рассказывающий о клане Шелби, цыганских отпрысках, которые после Первой мировой войны вернулись к себе, на пристани Бирмингема, и возглавили один из самых страшных бандитских районов.
 
Шелби начали с нелегальных скачек и нелегальной выпивки, постепенно выбиваясь из самых низов в тех, кто вершит судьбы сильных мира сего и влияет на политику Британской империи.
 
Собственно, главой клана Шелби, “Острых козырьков”, как они сами себя называют, становится средний брат, Томми Шелби, дважды герой войны, бравый солдат и стратег, отчаянный, жестокий бандит.
 
Сочетание хорошего режиссера и хорошего сценария - это главное. И я не могу поверить, как мне повезло с обоими!
 
За изображение Томми, меняющегося от сезона к сезону, от проблемы к проблеме, теряющего постепенно иллюзии, мечты и семью, Киллиан Мерфи в 2017 и 2018 годах был награжден ирландской премией драматических и киноискусств как лучший актер.
 
В конечном счете, все, что я хочу - оставить после себя кино, которое посчитают настоящим искусством. Будь это один или несколько фильмов - не количество важно - но пусть это будет настоящий шедевр - вот и все, чего я добиваюсь.