Наоми Уоттс



“Королева ремейков”, прозванная так журналистами за количество фильмов, сыгранных ею по следам оригинальной классики мирового кинематографа, Наоми Уоттс обрела славу и признание после 30 лет: возраст, который по сегодняшним меркам для актрисы считается если не начинающейся старостью, то временем, когда впору подумать о смене амплуа — с актерского на продюсерское или режиссерское…
 
Мечтавшая играть на сцене и в кино с детства, Наоми так и не получила высшего образования — при поддержке матери она ушла из колледжа в модельный бизнес, проходила стажировку в Японии, однако вынуждена была вернуться в Сидней и работать в австралийском модельном бизнесе скорее на позиции редактора журналов и ассистента режиссера монтажа, нежели на подиуме во время показов.

Работа порождает работу
 
Как всякая молодая актриса, Наоми Уоттс дебютировала на телевидении в рекламных роликах, а затем и в пользующихся спросом телесериалах. В 1991 году Уоттс сыграла свою первую самостоятельную роль в фильме “Флирт” вместе со своей подругой Николь Кидман. Молодежная картина привлекла внимание местных режиссеров, которые продолжили приглашать Уоттс на роли в телевизионных фильмах (“Невесты Христовы”, “Домой и обратно” и т.д.).
 
Отличавшаяся огромной работоспособностью, Уоттс не боялась бросить все и рискнуть: казалось бы, к середине 1990-х ее карьера как карьера актрисы домашних сериалов вполне себе состоялась. Однако же Наоми оставила Сидней и перебралась вслед за Николь Кидман в Лос-Анджелес. Год жизни там был наполнен обещаниями студий и агентов новых ролей и интересных встреч, но пришлось вернуться в Австралию:
 
Когда я приехала в Америку, было так много обещаний хорошей работы, я думала — “ну вот, у меня уже почти все есть! я надеру всем задницу”... А затем мне пришлось возвращаться в Австралию и браться за одну или две работы… Когда я снова примчалась в Голливуд, все те люди, которые были ранее заинтересованы во мне, отворачивались. Поначалу я воспринимала их флирт и внимание серьезно — пока не узнавала их ближе. И мне пришлось начинать все с нуля. Сегодня я получаю приглашения без прослушиваний на роль — а в те времена они даже не трудились выслать мне по факсу часть сценария, потому что это было для них слишком неудобно… Мне приходилось совершать трехчасовые поездки ради нескольких листков бумаги, затем на следующий день возвращаться и ждать в течение двух часов режиссера, который даже не смотрел на меня. Это было унизительно...
 
В 1995 году Уоттс повезло сыграть в “Танкистке” — фильме, который несмотря на маленькие сборы и смешанные рецензии, стал своего рода культовым. Ее роль была эпизодической, как и все то, что она делала в течение почти 10 лет. Но достаточно интересной, чтобы ее заметили и пригласили в новый сериал уже на американском телевидении.
 
Впрочем, Уоттс казалось, что она "застряла" на телевидении: “безнадежное” положение дел почти подтолкнуло ее к тому, чтобы закончить карьеру актрисы — однако убежденность в том, что “работа порождает работу” и невероятное упорство привели к тому, что Наоми Уоттс продолжила сниматься.
 
Мне кажется, что меня пробовали на прочность. Самым болезненным опытом были бесконечные прослушивания. Вы понимаете, что вам есть, что предложить — но вам не дают возможности это показать. Это так выматывает. Когда вас никто не знает, к вам относятся так себе. Я ходила на прослушивания и ждала того, во что не верила. Мне нужна была работа и мне приходилось соглашаться периодически на ужасную ерунду...
 
Малхолланд Драйв
 
Так произошло, что в 1999 году Дэвид Линч начал работу над новым своим телевизионным проектом, который он назвал “Малхолланд Драйв”. После бешеной популярности “Твин Пикса” Линч собирался продолжить эксперименты в “большом” жанре. Линч увидел резюме Уоттс и ее фотографию — что стало поводом пригласить актрису на главную женскую роль.
 
Позже Линч признавался, что на фотографии 30-летней Уоттс увидел “кого-то, у кого был невероятной силы талант. Удивительная душа, ум — и возможности, поистине неограниченные для различных ролей, — словом, это был прекрасный набор качеств”.
 
Дэвид Линч отснял с участием Уоттс пилотный сезон “Малхолланд Драйв”, однако студия совершенно не приняла материала. Да и сам режиссер увидел, что в 300-минутной нет того, что от него ожидали: саспенса, напряжения, утонченного нуара и сюрреализма. В итоге Линч переработал пилот до размера 140-минутного художественного фильма. Наоми Уоттс была этим довольна: ведь ее персонаж первоначально казался слишком плоским и предсказуемым, слишком светлым и невесомым. А в фильме 2001 года обвинить Наоми в простоте было фактически невозможно.
 
Мне просто очень повезло, что в это время я работала только у Линча — потому что я пахала, не поднимая головы...
 
Сомнамбулический рассказ о судьбе двух девушек-актрис (Наоми Уоттс и Лоры Харринг), сон во сне, сюрреалистичный триллер, — как только не называли “Малхолланд Драйв”, пытаясь найти в нем рациональное зерно и закономерности развития сюжета. Дэвид Линч соглашался со всеми, утверждая, что в его новой картине есть всего по чуть-чуть, за исключением прямолинейного сюжета, а следовательно, любой возможности пересказать увиденное от начала и до конца.
 
Фильм получил самые восторженные отклики на Каннском фестивале (2001): особенного внимания удостоилась Наоми Уоттс, которая была номинирована на Золотую пальмовую ветвь как лучшая актриса.
 
Критики и жюри отмечали удивительные метаморфозы Уоттс. В одну секунду актриса выдавала огромный спектр эмоций — от внешности голубоглазого ангела до искаженной от гнева гримасы полусумасшедшей женщины.
 
Многие могли подумать, что успех ко мне пришел за одну ночь… На самом деле, ему предшествовали 10 лет работы.
 
Год спустя Уоттс смогла доказать, что такое признание было неслучайным: в прокат вышел ремейк японского фильма ужасов "Звонок" (2002). Она играла журналистку, расследовавшую странные смерти ее племянника и других подростков, которые произошли сразу после просмотра таинственной видеокассеты и телефонного звонка, предупреждающего о грядущем конце в течение семи дней.
 
Журналистский скептицизм сменяется постепенным осознанием факта существования "потусторонней" силы, а необходимость сделать ужасающее открытие и смириться с ним показаны Уоттс с такой достоверностью, что зрителям ничего не остается сделать, как самим уверовать в происходящее.
 
"Звонок" и впрямь далек от типичного хоррора: и то, что он имеет корни в японском кинематографе лишь одна из причин. Наоми Уоттс как никто другой способна была передать животный ужас человека перед лицом абсолютного уничтожения.
 
Я жила от одного фильма к другому. У меня была неделя на репетицию и подготовку к съемкам в большой картине… У меня был миллиард нарядов, грим и куча деталей, которые актеры используют в подготовке к роли… Но, в действительности, страх очень легко сыграть. Это сильная эмоция, а ключом к ней было мое воображение.
 
21 грамм
 
В 2003 году очередным кинопроектом с участием Наоми Уоттс стала картина Алехандро Иньярриту “21 грамм” — продолжение “Суки-любви”, вышедшей несколькими годами ранее.

 

Название картины было навеяно распространенным мифом о том, что “душа” человека весит 21 грамм — ровно настолько уменьшался якобы вес мертвеца после смерти согласно исследованиям некоего доктора Дункана МакДугалла.
 
«Говорят, что каждый человек в момент смерти теряет 21 грамм. Столько весит горстка монет в пять центов, плитка шоколада, птица колибри… Независимо от того, боитесь вы смерти или нет, она приходит, и в этот момент ваше тело становится на 21 грамм легче. Быть может, это вес человеческой души?»
 
В фильме блеснули Бенисио дель Торо, Наоми Уоттс и Шон Пенн. В 2004 году Дель Торо и Наоми Уоттс были номинированы на Оскар, а Пенн получил Кубок Вольпи как лучший актер.
 
Впечатляющая по своей виртуозности работа режиссера, актеров и съемочной команды. Фильм сшибает с ног невероятной смесью гипер-реализма, визуальной сложности и серьезности поднимаемых вопросов (The Hollywood Reporter)
 
Фильм смонтирован как головоломка — поначалу нелегко сообразить, что и в какое время происходит. Действие развивается хаотично, воспоминания и предвидения отсылают нас то в прошлое, то в будущее трёх героев, ретроспективные сцены превращаются в эпизоды из будущего. Рок и фатум ведут героев к неминуемой встрече и намертво переплетают их судьбы. Наоми Уоттс сыграла женщину, потерявшую семью в автокатастрофе: детей и супруга, отношения с которыми только-только начали налаживаться.
 
Боль в жизни очень важна. Я думаю, что как артист, вы просто обязаны пережить боль. И недостаточно сделать это однажды: необходимо время от времени проживать ее… Страдание не терпит пренебрежительного к себе отношения.
 
“21 грамм” стал новой ступенью в карьере Уоттс: теперь она прочно ассоциировалась у режиссеров и студий с актрисой, великолепно справляющейся со сложными драматическими ролями.
 
Я слышала, как люди, смотревшие "21 грамм",  говорили: "Вы такая смелая, чтобы выглядеть вот так". Это меня шокировало. Я искренне думаю, что работа актера - полностью растворяться в своей роли.
 
Хотя самой Наоми не терпелось попробовать себя и в комедиях, и в романтических мелодрамах, ее репутация строгой, серьезной, драматической и взрослой актрисы мешал разнообразить репертуар.
 
Кинг-Конг
 
Впрочем, актрисе определенным образом нравилось пробовать себя не только в тяжелых и серьезных фильмах, но и в самых что ни на есть бюджетных и дебютных проектах. Она, как никто другой, понимала ценность оказываемой ею “услуги” как более состоявшегося представителя профессии начинающему и более зависимому от общественного мнения.
 
Так, довольно неожиданным шагом в 2004 году для Наоми Уоттс стал фильм Дэвида Расселла “Взломщики сердец”. Потрясающий актерский состав (Джуд Лоу, Дастин Хоффман, Изабель Юппер, Джейсон Шварцман, Марк Уолберг) обещал как минимум незабываемый опыт работы в абсурдной и временами очень смешной комедии положений. К тому же возможность сменить амплуа с утонченной интеллектуалки или человека, постигшего глубины боли и страданий, на глупенькую модель выпадала Уоттс теперь довольно редко — так что “Взломщики” и в этом смысле стали чем-то вроде отпуска перед новыми драматическими проектами.
 
История “Взломщиков” нетривиальна: это сатира на современное общество с его экологическими проблемами, амбициозными карьеристами, глупыми потребителями любого рода контента и жаждой верить в любую ерунду, лишь бы она приносила успокоение. Герои-типажи (одухотворенный мистик, восторженный идиот или пройдоха) весьма схематичны и просты, однако же эта простота необходима тогда, когда хочется продемонстрировать острую реакцию на происходящее.
 
И хотя фильм не получил признания, а в прокате так и вовсе провалился, Уоттс вспоминает об этом опыте с радостью.
 
Я продолжала себе говорить: Боже мой, меня тошнит от исполнения страдающих и измотанных болью людей. Я хочу просто большой гонорар - так что засуньте меня и поскорее в какую-нибудь глупую романтическую комедию...
 
Следующая картина принесла Уоттс самый большой гонорар в ее карьере, но при этом “Кинг-Конг” (ремейк фильма 1993 года) чуть было не оставила ее инвалидом… только хорошая спортивная форма и молниеносная реакция спасли Наоми от серьезной травмы.


 
В качестве режиссера новой экранизации был выбран Питер Джексон, который снимал фильм в Новой Зеландии. Первоначально на роль Энн Дарроу должны были утвердить иную блондинку — Кейт Уинслет. Однако она совсем не годилась: возлюбленная монстра должна была отличаться хрупкими формами и физической подготовкой. В этом смысле Наоми Уоттс даже не пришлось сильно тренироваться: внешне она идеально вписывалась в образ, который требовалось воссоздать.
 
Это был безусловный успех: до сих пор “Кинг-Конг” остается самым кассовым и коммерчески успешным проектом Уоттс. То ли потому, что Уоттс провела большое количество времени, консультируясь с первой исполнительницей роли возлюбленной Кинга, то ли потому, что в фильме было больше драмы, чем экшна или романтической комедии, многие знатоки и ценители истории про огромную обезьяну, отмечали также невероятную схожесть версии 2005 года с фильмом-оригиналом 1933 года.
 
Порок на экспорт
 
Так получилось, что с самого знакомства с Линчем Уоттс почти не работала с неизвестными и посредственными режиссерами. В ее послужном списке — Ханеке, Иньярриту, Джексон, Расселл, Тыквер, Иствуд, Аллен... — лучшие режиссеры 2000-х, классики американского и европейского кинематографа.
 
В 2006 году Наоми Уоттс была предложена Дэвидом Кроненбергом, одним из классиков психологического триллера, роль в жестокой криминальной драме “Порок на экспорт” (Eastern promises, 2007). Темная, тяжелая, брутальная, “стальная” в буквальном смысле картина как нельзя лучше вписалась в атмосферу современного Лондона, его окраин и трущоб.
 
Новая героиня Уоттс — Анна Хитрова — украинка, живущая в Лондоне, работающая в больнице, становится свидетельницей смерти 14-летней девушки, благополучно разрешившейся от бремени. Анна забирает себе новорожденную и дневник умершей, полагая, что в дневнике есть указания на то, кто же родственники малышки.
 
Распутывая постепенно тайну происхождения девочки, Анна невольно попадает в самое сердце российской мафии, орудующей в Лондоне. Неожиданным помощником в запутанном деле становится шофер и правая рука “вора в законе” Семена Николай Лужин, которого сыграл Вигго Мортенсен.
 
Критиками дуэт Уоттс и Мортенсена был назван одним из самых этически неоднозначных, а партии — ключевыми в этой по-достоевски темной истории. При этом трогательная, женственная, сопереживающая Анна получилась у Уоттс словно сама собой: это был тот случай, когда сыгранное на экране находило отклик в душевных качествах самой актрисы.
 
Шпионский роман
 
Чего не скажешь про следующие эксперименты в сходном жанре. В 2008 году Наоми Уоттс получила приглашение от Тома Тыквера сыграть в его шпионской картине "Интернэшнл". Преображение в юриста-аналитика мирового класса при всей пластичности и актерском мастерстве далось Уоттс не очень убедительно. При всех ее великолепных актерских качествах, Тыквер явно не попал с выбором Уоттс на главную роль, хотя сказать, что она исполнила дуэт с Клайвом Оуэном плохо, нельзя: сцены погонь изумительны, глаза героини, где надо, горят праведным гневом; Уоттс может быть и трогательной, и железной леди… Однако репутация актрисы и требования амплуа (там, где хорошо бы смотрелись холодные блондинки, а не живая Уоттс) оказались разнонаправленными.
 
В отличие, скажем, от другой роли в по-своему шпионской драме про основателя ФБР “Дж. Эдгар” (2011, режиссер — Клинт Иствуд). Здесь Уоттс была явно в своей тарелке: биографическая картина, в которой Уоттс играла беззаветно преданную главе самого могущественного американского института помощницу, позволила ей продемонстрировать все нюансы “связи”, которая была страстнее любовной и посильнее дружеской. Самопожертвование вкупе с ощущением “собственной незаменимости” — вот, пожалуй, две стороны сдержанной и волевой одновременно Элен Ганди, бессменного секретаря и единственного поверенного Дж. Эдгара.
 
Ты встретишь таинственного незнакомца
 
Мечты Уоттс сыграть в романтической комедии, отдохнув от серьезных ролей у серьезных же режиссеров, материализовались неожиданно в приглашении на роль в комедию Вуди Аллена “Ты встретишь таинственного незнакомца”  (2010).
 
Этот фильм во многих странах вышел в прокат после “Римских каникул” и “Полночи в Париже”, хотя снимался по времени раньше — в 2010 году. Роль Наоми Уоттс можно назвать трагикомической и очень земной: ее Салли — обычная 40-летняя женщина, которая сталкивается с обычными же проблемами. Муж — непризнанный гений-писатель, долги по счетам за квартиру, постоянная финансовая зависимость от матери, которая переживает развод с отцом и ходит к медиуму-шарлатану, наконец, влюбленность в собственного босса и полнейшая неразбериха с тем, чего же ей все-таки нужно…
 
Вуди Аллен — лучший режиссер для актеров, с которым я когда-либо работала. У него не так уж много свободы, как мы привыкли думать, потому что есть четкое понимание того, как должна работать каждая сцена — и вот мы вынуждены двигаться в четко заданном направлении. Но Вуди вдохновляет нас на то, чтобы мы нашли это направление. И он это делает в такой мягкой манере, что мы даже не понимаем, как именно нас заставили...
 
Несмотря на то, что это был 44 фильм Вуди Аллена, самого плодовитого и заслуженного комедиографа последнего десятилетия, лента была встречена публикой скорее без особых восторгов.
 
Хотя каждый из актеров (а это удивительно сильный актерский состав — Уоттс снова довелось работать с лучшими из лучших в своей профессии — Джошем Бролиным, Энтони Хопкинсом, Геммой Джонс и Антонио Бандерасом) привнес в фильм очень многое, Аллен, по мнению критиков, так и не “слепил” идеальной комедии положений в “шекспировском смысле”. Фильм распадается на отдельные эпизоды и истории, а “мягкая манера” режиссера, которая по идее должна была направлять актеров и делать из сцен и дублей целостное произведение, кажется, не проявила себя до конца.
 
Невозможное
 
В 2000-х, после “Малхолланд Драйв” имя Наоми Уоттс уже мелькало в шорт-листах на премию Оскар в номинации за лучшую женскую роль. Однако только в 2012 году она получила статуэтку за исполнение роли Марии в фильме-катастрофе “Невозможное”.
 
Кто бы мог подумать, что мне придется плавать в течение 6 недель? После “Кинг-Конга” я поклялась себе, что никогда больше не снимусь в чем-то, даже отдаленно напоминающем экшн, потому что даже единственный опыт чуть меня не убил… Однако это как с рождением детей: о своем обещании забываешь…
 
Фильм, рассказывающий о цунами 2004 года в Юго-Восточной Азии, фокусируется на семье, приехавшей на отдых и оказавшейся в эпицентре катастрофы. Наоми Уоттс играет доктора, мать троих мальчиков, и жену Юэна МакГрегора. Огромная волна разделяет семью — и Уоттс со старшим сыном приходится заботиться о собственном выживании в то время, как ее муж с младшими детьми организует поиски пропавших без вести Марии и Лукаса.
 
Удивительно, насколько сыгранным и первоклассным оказался актерский состав: ни Уоттс, ни МакГрегор, ни молодые и юные актеры не сфальшивили и не выдали эмоций “напоказ”. При всей своей слезоточивости, “Невозможное” лишен сентиментальности и “показательных” чувств. В этом, как видится, огромная заслуга и режиссера, и актеров.
 
“Невозможное” — один из лучших реалистичных фильмов-катастроф за последнее время и безусловно один из самых страшных фильмов, посвященных цунами в Индийском океане в 2004 году (Hollywood Reporter)
 
Несмотря на огромный размах постановки, фильм отличает камерность: все переживания показаны настолько искренне и настолько глубоко, что в какой-то момент беда, случившаяся с отдельно взятой семьей, воспринимается как собственная.
 
Поразительная глубина и эмоциональная многослойность Уоттс — актерский триумф. А МакГрегор добавляет к ее игре ярость и чувства (Rolling Stone)
 
Итак, в 2012 году Наоми Уоттс в возрасте 43 лет получила своего первого Оскара: доказательство того, что “невозможное — возможно”, что боги благоволят упорным и что талант — это не только дар, сколько огромная работоспособность и вера в собственные силы.
 
Я очень благодарна за то, что телефон все еще звонит и приглашения от режиссеров, которых я уважаю, все еще поступают. Я чувствую, что мои желания не изменились: меня невозможно уломать сняться в кино, если я того не хочу. Когда наступит этот момент, он станет для меня крахом.